Владимир Двойнишников: «Между банковской теорией и практикой разрыв будет всегда»

Ян Арт
Журнал «Жилищное право»
Преподаватель Центра по подготовке налоговых консультантов РосНОУ и Академии банковского бизнеса; тренер-консультант по МСФО Международной московской финансово-банковской школы. // Беседовал Ян Арт, главный редактор портала Bankir.Ru

— Не так давно агентство Русрейтинг собирало конференцию на тему международных стандартов финансовой отчетности в России и для меня было определенным открытием, что эта тема до сих пор вызывает заметное сопротивление у части финансистов. Почему? Неужели до сих пор не стало аксиомой, что инвестиционные возможности и суверенность отчетности – две вещи несовместные?

— Никакого феномена здесь нет. В России больше банков мелких и средних, которые в основном отчетность составляют для Центробанка, чтобы ее сдать и забыть. Зачем им МСФО?

— То есть, в большинстве случаев у банковской отчетности нет никакой инвестиционной цели?

— Во всяком случаев, в большинстве случаев ее как минимум не видят. Для банков, которые обслуживают бизнес своих акционеров, стоят в каких-то финансовых цепочках и заранее знают свои доходы, расходы, риски, — для них отчетность по МСФО – это просто дополнительная нагрузка. Естественно, что любая нагрузка вызывает скепсис и оппозицию.

В самом начале этой истории, когда Центробанк обязал все банки переходить на МСФО, это очень многим не понравилось. Тогда пояснялось, что переход на МСФО – это одно из второстепенных условий вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО). То есть цель была довольно абстрактной и далекой от конкретных бизнес-интересов банкиров. По мере того, как многие российские банки стали выходить на международные рынки капиталов, многие поняли, что отчетность по МСФО является чем-то вроде «пропуска», так как она понятна и прозрачна для любых пользователей. И вот с этого момента переход на МСФО перестал быть только лишь формальностью. Другое дело, что сегодня меняется сама система МСФО.

— В какую сторону?

— Если помните, в течение 2005-2008 годов действовал мораторий на изменения, который наложил сам совет по МСФО. Теперь мировой кризис показал, что требуются все же определенные изменения. Сейчас они уже в процессе обсуждения и рассмотрения.

Изменения касаются прежде всего финансовых инструментов – кредитов, ценных бумаг и т.п. Первая тенденция – упрощение некоторых стандартов. Вторая – сближение с нормами американского ГААПа. 13 ноября прошлого года совет по МСФО уже обнародовал новые стандарты МСФО, которые в обязательном порядке вступают в силу с 2013 года, но могут использоваться финансовыми организациями уже с 2010 года. И, судя по всему, это не последние «правки» в МСФО.

— Вам, как «тренеру» по МСФО, я так понимаю, эти изменения дали новый пласт работы?

— Ну, работы было всегда много. В 2004 году, когда у банков появилась обязанность раз в год готовить и сдавать в ЦБ такую отчетность, главным вопросом было научить в принципе составлять такие отчеты. То есть на первом плане были технические моменты: как на основе традиционной российской бухгалтерской отчетности составить отчетность по МСФО. Года два оттачивалась техника этой работы. Далее был акцент на нюансах и тонкостях, связанных, скажем так, с желанием добиться максимальной корректности отчетности по МСФО. На этом этапе, помимо «тренеров», активно привлекались международные аудиторы. Это был период своего рода отшлифовки. И во многом он был вызван именно тем, что из чисто формальной обязанности отчеты по МСФО для многих банков стали «пропуском» к западным инвесторам…

— Трудно было обучать этому?

— Не просто. Особенно психологически. Понятно, что в любом банке есть специалисты, которые составляют обязательную отчетность для ЦБ — ежемесячную, ежеквартальную, ежегодную. И вот именно на них, причем в режиме «дополнительной общественной нагрузки», возложили и составление отчетности по МСФО. Понятно, что многие к этому отнеслись как к неприятной «обязаловке». И, собственно, сами заказчики таких тренингов и семинаров – топ-менеджеры банков – относились к этому тоже как к формальности. Потом через отчетность в МСФО многие увидели бизнес-процессы в своих банках несколько с другой стороны. Кому-то это позволило предложить новые бизнес-решения и даже существенно продвинуться по служебным лестницам. Появился более серьезный интерес к МСФО.

— То есть знание МСФО на сегодня является еще и «довеском» к личному профессиональному «капиталу»?

— Да, конечно. Во многом поэтому и наша работа остается востребованной. Из года в год происходит какая-то ротация кадров в баках, появляются новые специалисты, для которых тоже востребовано обучение отчетности по МСФО.

— А уровень подготовки банковских специалистов, на ваш взгляд?

— Из года в год улучшается. Безусловно, возникает и, пожалуй, даже усиливается, более узкая специализация российских банковских менеджеров. Однако нельзя сказать, что уход в сторону узкой специализации становится доминирующим трендом. Наоборот, очень часто с возникновением каких-то новых потребностей, руководство банков предпочитает не покупать «на стороне» специалиста со знаниями в этой сфере, а дополнительно обучить своих. Пожалуй, такому подходу даже отдается предпочтение.

— Может быть, в банках предпочитают обучать своих еще и потом, что, как отмечают многие банкиры, усиливается разрыв между потребностями банков и тем уровнем подготовки, который есть у выпускников финансовых вузов?

— Да, этот разрыв есть, это проблема. Не всегда профессорско-преподавательский состав в ВУЗах идет в ногу со временем, поспевает за изменениями.

— То есть, это люди, которые учили экономику по учебникам Майминаса, а банковскую деятельность представляли по Госбанку СССР. Так?

— В основном так, хотя некоторые из вузовских преподавателей сегодня имеют текущую практику, которая позволяет им быть в курсе актуальных перемен на финансовом рынке. И все же разрыв между теорией и практикой слишком велик. Его можно было бы сокращать, привлекая к преподаванию в вузах практиков. Однако таких случаев мало: слишком мало сегодня платят преподавателям.

— А есть ли заметная разница в уровне подготовки специалистов разными вузами?

— Ну, она всегда была – во все времена и во всех сферах… Разница, безусловно, ощущается, но об этом не принято говорить (улыбается). Личных оценок дать не могу.

— Почему?

— Потому что мой старший ребенок учится еще в школе. Нам еще поступать…

— Я сам нештатно веду мастер-класс по деловой журналистике в Высшей школе экономики и как-то пришлось выступать в еще одном, не менее известном и даже, пожалуй, более «модном» экономическом учебном заведении. Не буду уточнять название, не хочется никого заедать… И вот поразило одно наблюдение. Есть у студентов ВШЭ лица какие-то открытые, заинтересованные, понимающие, то в том «модном» вузе на лицах слушателей было прямо-таки написано: «Ну, давай уже быстрей, папа заплатил за диплом, чего еще слушать-то?»

— Да, это сегодня проблема для многих вузов. Понятие «за диплом уплачено» иногда оттесняет понятие «надо учиться».

Другая серьезная проблема – само содержание учебных программ. Естественно, по словам представителей наших образовательных властей, в вузах стараются учить тому, что реально требуется экономике. Наверное, это так. Но в банковской сфере все настолько быстро изменяется, что, как мне кажется, разрыв между теорией и практикой еще долго будет сохраняться. Не знаю, будет ли он увеличиваться или сокращаться, — все зависит от динамики изменений в мире финансов. Но разрыв всегда есть.

— Недавно были опубликованы результаты опроса российских работодателей по степени удовлетворенности уровнем выпускников вузов. Выяснилось, что в этом году работодатели меньше довольны выпускниками, чем в прошлом. Чуть ли не 40% опрошенных считают, что их надо «доучивать», а в целом неудовлетворенны принятыми на работу выпускниками 60% работодателей. Возникает вопрос: ну, хорошо, выпускниками мы недовольны, но есть ли альтернатива? Где взять кадровое пополнение?

— Ну, во-первых, сама тема неудовлетворенности работодателей – давняя. Понятно, что любому работодателю в идеале предпочтительны имеющие хотя бы минимальный опыт специалисты молодые специалисты. В свою очередь, любому окончившему вуз, надо куда-то устроится, чтобы этот минимальный опыт получить. Такой замкнутый круг всегда существовал. Частично от решается: многие банки предлагают специальные программы для стажировки студентов последних курсов или молодых специалистов. Такой вариант позволяет хоть как-то найти решение проблемы этого самого минимально опыта и «доучивания». Думаю, это оптимальный вариант.

— То есть институт корпоративных центров обучения, который стал так популярен в банках в последние «докризисные» годы, — перспективен?

— Здесь надо понимать, какую задачу выполняют эти внутренние учебные центры. Например, есть банки, которые создают такие центры, чтобы, например, будущего операциониста обучить своим технологиям, адаптировать к корпоративным нормам, процедурам и просто техническим решениям. Это задача минимального уровня, она всегда будет стоять на повестке дня.

Но часто на такие центры возлагаются и более сложные задачи – обучение по той же системе МСФО, по бухучету, по налогам. Например, появилась какая-то новация, какой-нибудь новый нормативный документ, возникает потребность обучить персонал новым реалиям.

Но есть одна проблема. Корпоративные учебные центры страдают тем, что ни с кем не конкурируют, часто варятся в собственном соку, чего-то могут упустить из виду. Обязательно нужен внешний импульс, внешний взгляд. Поэтому большинство корпоративных центров все же практикуют привлечение к процессам обучения внешних, независимых специалистов. Другое дело, что нет смысла перегибать палку в погоне за модными лекторами и «звездами». Если на повестке дня обучение корпоративным технологиям или корпоративной культуре – главное, чтобы «тренер» сам по максимуму владел этой темой. Пусть это будет свой, «внутренний» специалист, а не «звезда» с мировым именем, которая расскажет о технологиях и культуры какой-нибудь далекой корпорации.

Если же речь идет о вопросах, связанных с внешней средой, – здесь, конечно, предпочтительнее «внешние» специалисты. Причем лучше приглашать практиков.

— В последние годы на рынке заметен целый конвейер семинаров — банковских, околобанковских, квазибанковских и т.п. Огромный семинарный бизнес. И если смотреть на него обобщенно, то видны две основные составляющие. Первая – это всевозможные «околобухгалтерские» темы (отчетность, налоги и т.п.). Вторая – все, что связано с так называемым личным совершенствованием, этакие перепевы а-ля Карнеги. Со вторым направлением все понятно – стремление быстренько найти «золотой ключик» к собственной жизни у деревянных человечков будет всегда. А с первым? Неужели его темы не иссякают?

— Если называть вещи своими именами, то одна из главных причин постоянной востребованности таких семинаров — это невнятность нормативных актов, которые выпускает Банк России, налоговые органы и т.д.

Неопределенные термины, противоречия, содержащиеся внутри – это обычная история. Наверное, не по злому умыслу, а потому что, не получается написать так, чтобы всем было однозначно понятно. Естественно, любому банку нужно научить своих сотрудников «разруливать» эти невнятности. И пока такие документы будут выходить — это будет бесконечный конвейер…

Вторая причина востребованности – необходимость время от времени получать профессиональную консультация. Часто семинары несут именно такую функцию.

— А какова гарантия профессиональности? Ведь в семинарном бизнесе много людей, желающих сорвать легкие деньги. Многие сегодня говорят о разочарованности в тренингах и семинарах…

— Да, тут деньги несложные, потому что нет каких-то ограничений, нет барьера для входа на этот рынок совершенно никакого. Но там и прибыли маленькие по сравнению с другими видами бизнесами…

— Дело не в прибыли. Насколько высок риск нарваться на абсолютно некачественный семинар на абсолютно бесполезное мероприятие?

— Очень многие поэтому ходят не на тему, а ходят на лектора. Когда ходишь на лектора, то примерно понимаешь, какого качества будет семинар. Еще один важный момент – если речь идет о профессиональных консультациях, если речь идет чтобы получить какую-то инсайдерскую информацию, то для многих важно, чтобы на семинаре выступал кто-то из непосредственных разработчиков нормативной базы – представители ЦБ или Минфина.

— Вернемся к теме тех личных преимуществ, которые дают банковским специалистам семинары и тренинги. По вашим личным ощущениям, что собой представляет участие в них для среднестатического банковского служащего? Это неприятная обязанность, это повод не пойти на работу или личная потребность?

— Бывает и первый вариант, и второй, и третий. Зависит от каждого конкретного слушателя. Другое дело, что умный человек всегда найдет пользу. Как известно, квалификацию повышает соответствующий специалист, а платит за это банк. Думающие люди отлично понимают, что это выгодно и эффективно для них лично. И повышает их личную профессиональную капитализацию без затрат.

Конечно, есть семинары, связанные просто с требованиями властей, регулятороа. Например, многочисленные семинары по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем. Тут посыл простой – есть требование ЦБ, чтобы соответствующие работники банков с определенной периодичностью повышали квалификацию по этим вопросам. Пока будет такая «обязаловка» — будет, соответственно, жить и этот семинарный бизнес.

— О, квалификация по части борьбы с «легализаторами» очень заметна! Как-то звонит мне милая девушка из Ситибанка и на полном серьезе спрашивает, в каких отношениях я состою с женщиной, которой перевел со своего счета 5 тысяч рублей. Я отвечаю, что в супружеских, это деньги на оплату коммунальных счетов… Неужели этому бедная девочка на специальном семинаре училась?

— Ну, вы же понимаете, не их вина. Здесь вопрос к тем, кто это такие требования придумал. Например, требования мониторить операции клиентов.

— То есть это вроде как девочка «провела мониторинг»?

— Ну да. Узнала, что это вы не Усаме Бен Ладену денег подкинули.

— Наверное, сложно лекторам на полном серьезе обучать такому… Да и вообще, сохраняя серьезное лицо, рассуждать о том, как искать и где прячутся «прачечные»… По статистике, после Москвы и Петербурга третий регион России по количеству банков — это Дагестан. А теперь, детишки, внимание, вопрос: где спрятался зайчик?..

— Нет ответов на эти вопросы. Не принято об этом говорить.

— Ну и черт с ними, поговорим о другом… Что сегодня, на ваш взгляд, является основным составляющим успешной карьеры в банковской сфере? Понятно, что банковские топы обожают называть всякие банальности – трудолюбие, мол, усидчивость, и полное соответствие моральному кодексу строителя капитализма…

— Смотря, что называть карьерой. Если называть карьерой большие должности и приличные зарплаты, то здесь мир не перевернулся за последнее время. Важнее всего – либо личное финансовое участие в деле, либо связи. Редко кому своим умом, профессионализмом, трудолюбием удается достичь самых высоких позиций…

А что касается более реального движения – например, от молодого специалиста к начальнику отдела, начальнику управления – то здесь должен быть удачный симбиоз целого ряда качеств. Чтобы у человека был на высоте и трудовой распорядок и креативность, и инициативность. И при этом, чтобы человек умел формировать комфортный психологический климат. Наверное, идеальных людей не бывает, но, как говорится, стремиться к этому надо.

— То есть нужен некий коктейль, в котором ингредиентов должно быть в меру?

— Да, а какой именно из этих ингредиентов «выстрелит» — это уже на удачу.

— А кто сегодня вообще хочет работать в банке? Ведь с определенной точки зрения это не самый комфортный мир. С одной стороны, степень дисциплины и бюрократизированности как на госслужбе, с другой – нет уверенности в завтрашнем дне, что ясно показал кризис. С третьей, как справедливо заметил один из наших собеседников, страна, в которой молодой человек хочет иметь не свое маленькое дело, а идти работать в банк, в Газпром, в таможенную службу, имеет сомнительные шансы на светлое будущее… Что же получается, люди идут за призрачным шансом на квазисытую жизнь?

— Да, первичный мотив понятен: работать в крупной организации означает иметь некие социальные гарантии. Но, слава богу, этот мотив не единственный.

Вот есть понятная всем профессия врача. Есть врач, который готов работать в крупной государственной или корпоративной больнице, а есть врач, который открывает частную практику. Да, налицо принципиально разный подход к организации своей работы. Но ведь и у того и у другого врача в большей или меньшей степени, но присутствует стремление лечить людей, быть полезным обществу. Это пафосные слова, но все же это так. Думаю, сегодня в банки идут не только в поисках относительно спокойной и относительно сытой размеренной жизни, но и с желанием каких-то свершений. Хотя, согласен, очень грустно, что риски и нервы в сфере собственного бизнеса столь высоки, что молодежь эта сфера перестала привлекать.

Ну не может сегодня человек, организующий свой бизнес, хоть как-то всерьез просчитать все свои риски! А в банке или крупной корпорации – уверенность в том, что худо-бедно свои сто рублей в срок получишь, даже и побольше, если по карьерной лестнице продвинешься, кредит ипотечный возьмешь, справочку 2-НДФЛ всегда предъявишь… На самом деле, хорошо, что все это есть. Плохо, что этого нет у тех, кто выбирает более самостоятельный путь профессиональной реализации.

— Тогда поговорим о вашем профессиональном пути. Вы уже пять лет занимаетесь МСФО. Нет эффекта выгорания, не наступает момент усталости?

— Нет. Наступает скорее эффект второго дыхания. Тут примерно как с форумом Bankir.Ru. Помню, когда он возник и я присоединился к числу форумчан, думалось что форум отомрет как-то постепенно со временем. А оказалось – нет, есть новые толчки развития. Вот в моей сфере все тоже самое.

— Чем помимо работы живете?

— Люблю на самолетах летать. В качестве пассажира, конечно.

— Путешествия или командировки?

— А это для меня одно и тоже. За десять лет чтения лекций все смешалось в доме Облонских.

— И не надоело?

— Нет. Я люблю атмосферу аэропортов с их кафешками, магазинчиками. Люблю самолеты, сам процесс полета. Для меня это всегда драйв и удовольствие.

— А более серьезные драйвы есть?

— Ну, выходных так мало бывает, что не задумываешься. Лекционная деятельность специфична, иногда и по субботам мероприятия, и по воскресеньям. В учебный сезон отдохнуть редко удается. Поэтому, когда случаются выходные, в основном провожу их дома.

— И дома вы, наверное, все больше молчите, наговорившись на лекциях?

— Нет, дома я поговорить люблю. На детей, например. Поругаться (смеется).

— За что?

— По бытовым вопросам… Это, конечно, шутка, на самом деле люблю позаниматься с ними чем-то. У меня девочка в третий класс ходит, а сыну два года. У них сейчас время открытия мира – у каждого на своем уровне, конечно.

— Наш традиционный вопрос: что вы делаете с личными деньгами?

— Я — пассивный инвестор. Депозиты, недвижимость. На бирже не играю. Честно говоря, каких-то попыток более серьезно заняться управлением своих денег, тоже не предпринимаю. Думаю, сегодня это логично. Прогнозировать не пытаюсь. И, читая, разные газеты-журналы, вижу, что все по-разному строят прогнозы на будущее. Так что мои взгляды на перспективы личных финансов просты: поживем — увидим.

Досье. Владимир Двойнишников, 32 года. В 1999 году окончил Всероссийский заочный финансово-экономический институт по специальности «финансы и кредит». В 2005 – 2007 годах – заместитель руководителя СВК ОАО «Собинбанк», руководитель СВК – заместитель председателя правления КБ «Экономический союз». Преподаватель Учебно-методического центра по подготовке и переподготовке банковских аудиторов РЭА имени Г.В. Плеханова; преподаватель Учебно-методического центра при МНС РФ по бухгалтерскому и налоговому учету.

В настоящее время преподаватель Центра по подготовке налоговых консультантов РосНОУ и Академии банковского бизнеса; тренер-консультант по МСФО Международной московской финансово-банковской школы; Главный редактор журнала «МСФО и МСА в кредитной организации»; партнер ЗАО «Екатеринбургский Аудит-Центр». Практикующий специалист в области бухгалтерского учета, финансовой отчетности и аудита, независимый эксперт-консультант, известный ведущий семинаров по бухучету и МСФО, автор ряда публикаций по проблематике бухгалтерского учета и МСФО-отчетности.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *