Василий Заблоцкий: Консолидация для нас — это возможность в кратчайшие сроки войти, а точнее — ворваться, в ТОП-30 крупнейших банков

Вероника Сошина
ФК «Открытие» на базе трех санированных банков и одного инвестиционного финансового института создала за два года новый банк, который стремительно приближается к ТОП-30 крупнейших. Этот пример на рынке стал уникальным, потому что большинство участников сана-ционных мероприятий оценивают свой новоприобретенный опыт довольно сдержанно, а в некоторых случаях и просто отрицательно. О том, как удалось переломить общую тенденцию и каковы планы по развитию объединенного финансового института, рассказал НБЖ председатель правления банка «Открытие» Василий Заблоцкий.

Санация как банковский анаболик

— За последнее время ФК «Открытие» значительно преуспела в консолидации, начав процесс объединения трех банков, к которым в ближайшей перспективе присоединится еще и четвертый. Примечательно, что три из четырех банков были санированы. Как вы оцениваете свой опыт санации? Насколько процесс консолидации санированных банков оказался эффективным?

— Действительно, для ФК «Открытие» процесс консолидации начался с санации Русского банка развития. До этого момента корпорация являлась активным участником рынка ценных бумаг, он динамично развивался, и потому у финансового института не возникало необходимости осваивать другие направления бизнеса. Однако кризис показал, что такая модель бизнеса достаточно неустойчива, у инвестиционного бизнеса в нестабильной экономической ситуации могут возникнуть серьезные проблемы с получением дохода и управлением ликвидностью. Включение коммерческого банка в структуру корпорации позволяет сделать бизнес-модель более сбалансированной и универсальной. По этой причине в пик кризиса ФК «Открытие» решила добавить к входящим в ее структуру инвестиционному банку, брокерской и управляющей компаниям коммерческий банк: он уравновесил риски и повысил эффективность бизнеса большего финансового института.

Как раз в это время Агентство по страхованию вкладов предложило ФК «Открытие» участвовать в оздоровлении Русского банка развития. Модель бизнеса этой кредитной организации, попавшей под опеку агентства, работала до кризиса безотказно: банк привлекал средства населения и размещал их в девелоперские проекты. Однако при первых же потрясениях такая схема дала сбой, и в банке произошел достаточно серьезный разрыв ликвидности. ФК «Открытие» предложила свой план санации Русского банка развития, АСВ одобрило его и выделило корпорации необходимые средства на «оздоровительные» мероприятия.

Первый опыт участия в санации оказался для корпорации весьма успешным: мы убедились в том, что проблему с ликвидностью можно решить достаточно быстро, а кроме того, убедились, что в силах вернуть доверие вкладчиков, восстановить имидж банка и начать активно развивать его как универсальный.

Однако как развивать бизнес — по интенсивному или экстенсивному пути, — это уже другой вопрос. Руководство кредитной организации может выбрать стандартный сценарий — планомерно расти вместе с рынком. Но он потребует много времени, так как банку придется постоянно сталкиваться с препятствиями в виде ограничений по размеру капитала, нормативов Центрального банка и прочими барьерами. В таких условиях достаточно сложно добраться до «высшей лиги». Проанализировав ситуацию, мы пришли к выводу, что единственная возможность сделать большой скачок в своем развитии — это консолидация. Поэтому корпорация не стала останавливаться на достигнутом и на паритетных началах с НОМОС-Банком приняла участие в санации банка «Петровский», а позже полностью вошла в его управление.

На определенном этапе стало очевидно, что одновременно развивать три банка по отдельности — дорого и малоэффективно, поэтому было принято решение об их объединении. Кроме того, при такой стратегии объединенный банк «Открытие» смог бы за короткий период «ворваться» в 30 крупнейших банков, и перед ним открываются совершенно иные перспективы развития.

Когда все процессы по проведению консолидации уже были запущены, от АСВ поступило предложение об участии в санации банка «Губернский». Так как объединенный банк не присутствовал в Уральском регионе, а рассматриваемый актив имел достаточно хорошую клиентскую базу, сеть и сформированную команду, мы приняли «приглашение». Таким образом, в конце сентября закончится процедура консолидации трех банков, а в середине следующего года к объединенному банку присоединится еще и четвертый банк. Как я уже сказал, консолидация для нас — это возможность в кратчайшие сроки войти, а точнее — ворваться, в ТОП-30 крупнейших банков. А в перспективе, в течение пяти лет, я думаю, мы сможем оказаться и в первой десятке.

— Некоторые банки, которые также участвовали в санации, в конечном итоге разочаровались в ее эффективности. Как известно, банк «Петровский» также не пользовался популярностью на рынке, и от него, в частности, отказался НОМОС-Банк. Почему корпорация все-таки взяла этот актив «под крыло»?

— Что касается участия других банков в санации, то их оценки во многом зависят от того, какие задачи они изначально ставили перед собой и какой результат ожидали получить. Возможно, для кого-то в приоритете было найти новый источник фондирования. Были те, кто ожидал, что «оздоровление» и перенастройка всех бизнес-процессов проблемного банка — легкая задача. А для других, вероятно, участие в санации и последующее присоединение банка просто не входило в стратегию развития финансового института.

Например, по последнему сценарию развивалась история НОМОС-Банка с «Петровским». Когда все проблемы санированного банка были зафиксированы, портфель расчищен от «плохих» кредитов и восстановлен, тут же встал вопрос о перспективах дальнейшего развития «здоровой» кредитной организации. Было очевидно, что НОМОС-Банку, уже имеющему филиалы в Санкт-Петербурге, такой проект будет неинтересен. Нам же, напротив, нужно было расти дальше. Именно поэтому мы и решили взять в управление банк «Петровский».

— Но участники рынка указывали также на то, что банк «Петровский» имеет специфическую филиальную структуру — более двухсот структурных подразделений были сосредоточены в Санкт-Петербурге, и основными клиентами банка являлись пенсионеры.

— Высокая плотность сети, которую имеет банк «Петровский», не является недостатком: серьезное проникновение — это скорее плюс. Проведенное нами исследование показало, что в «Петровском» обслуживаются все категории клиентов и набор востребованных операций достаточно широк. Кроме того, шаговая доступность банка дает ему определенные конкурентные преимущества.

Однако мы постарались усовершенствовать существующую бизнес-модель — оптимизировали филиальную сеть: из 210 офисов осталось 140. Были закрыты неформатные офисы и те, что имели неудобное расположение и, как следствие, низкую пропускную способность. Кроме того, мы провели определенные структурные преобразования: все подразделения банка были поделены на два типа — универсальные офисы, в которых обслуживаются юридические и физические лица, и розничные — только для физических лиц. Сейчас наша основная задача -наполнить эти офисы современным бизнесом. Так, в мае этого года мы уже запустили ряд продуктов для розницы, МСБ, а также разработали специальное предложение для пенсионеров.

Что касается социальной составляющей «Петровского», то наша позиция такова: если пенсионеры выбрали этот банк и довольны его обслуживанием, то другие категории населения также сделают выбор в пользу нашей продуктовой линейки и сервисного обслуживания.

Завидные акционеры

— В состав акционеров банка «Открытие» входит ВТБ, которому принадлежит 19,9% акций. Как влияет вхождение госструктуры в состав акционеров на коммерческую деятельность банка?

— Логично, что ВТБ как акционер заинтересован, чтобы корпорация динамично развивалась, росла стоимость ее акций. При необходимости мы всегда можем обратиться в ВТБ или ВТБ Капитал за консультацией. Однако в оперативной деятельности «Открытия» ВТБ не принимает участия. В свою очередь, мы отдаем себе отчет, что участие государственного банка в капитале положительно влияет на имидж банка, и стараемся оправдать ожидания акционеров. Столь же положительно, на мой взгляд, повлияет на развитие банка и вхождение в капитал международной финансовой корпорации IFC, которая предъявляет достаточно жесткие требования к своим инвестиционным проектам. После завершения этой сделки банк «Открытие» станет еще более понятным и прозрачным для рынка.

— Как вам удалось привлечь иностранного акционера в тот момент, когда «западники» с осторожностью смотрят даже на крупнейшие российские банки, имеющие международные рейтинги? Возможно, помогло как раз то обстоятельство, что в состав акционеров входит ВТБ?

— Думаю, что для IFC состав акционеров не является определяющим фактором. Ведь вхождение в капитал в этом случае не имиджевый шаг, а возможность получения прибыли. Поэтому первое, на что обращает внимание международная финансовая корпорация, — это стратегия развития банка, его краткосрочный и среднесрочный план действий, который позволил бы обеспечить быстрый рост и высокую доходность бизнеса. Второй, не менее важный фактор — наличие команды топ-менеджеров, которые сумели бы эффективно реализовать намеченный план. Когда эти два основополагающих фактора полностью удовлетворяют иностранного инвестора, то он, как правило, готов войти в проект. И мы, безусловно, рады, что IFC оценила нас как перспективный банк. Для нас это подтверждение правильной стратегии его развития.

— А какую роль при оценке перспективности проекта играет отчетность? Все-таки банк «Открытие» создан на основе санированных банков, то есть организаций, столкнувшихся с финансовыми проблемами. Не насторожило ли это обстоятельство иностранных инвесторов?

— Конечно, перед тем как принять решение, инвестор тщательно изучает отчетность. Однако текущие финансовые результаты в данном вопросе не являются доминантой. Естественно, IFC может войти в капитал любого крупного банка. Однако для инвестора принципиален не легкий «вход», а удачный «выход». Крупные банки уже добились успеха, и дальнейший их рост ограничен по объективным причинам. Поэтому с точки зрения извлечения доходности они неинтересны инвестору. В то же время средние банки — возможно, даже не с самой привлекательной отчетностью сейчас -могут иметь очень эффективную бизнес-модель, которая в течение двух-трех лет позволит им вырасти в разы. Иными словами, инвестору интересны не просто хорошие, а «прорывные» проекты.

Кроме того, с проблемой «плохих» долгов сегодня сталкивается большинство банков. Это вполне естественно, так как в кризис многие компании не смогли вовремя «гасить» кредиты, выполнять свои обязательства перед сотрудниками и прочее. Сейчас ведется активная деятельность по стабилизации финансового положения как корпоративных, так и розничных заемщиков. И эта работа уже дает положительные результаты. Однако банк «Открытие» оказался в выигрышном положении, несмотря на то что он создан на основе санированных банков: перед тем, как проблемные кредитные организации вошли в состав объединенного банка, их портфели были «расчищены», а «плохие» кредиты проданы в АСВ. Конечно, сейчас у нас есть определенная просрочка по кредитам, однако в большинстве случаев она носит технический характер.

Крупный корпоративный клиент готов платить больше

— Вы сказали, что инвесторам интересен банк, который может в короткие сроки совершить прорыв на рынке. Каким образом вы планируете это сделать?

— Рывок должен произойти за счет объединения трех разных банков, на их основе будет создана новая модель универсального банка. Ранее банки, вошедшие в структуру объединенного банка «Открытие», не имели четких, налаженных бизнес-процессов. Так, «Петровский» располагал большим количеством допофисов, в которых предлагал очень ограниченное количество продуктов. В Русском банке развития в значительной степени преобладала депозитная линейка и ощущался явный недостаток кредитного предложения, в результате чего нарушался баланс активов и пассивов.

Объединив капитал трех банков, мы получили больше возможностей с точки зрения расширения продуктовой линейки и клиентской базы. Теперь мы можем развивать не отдельно взятые направления бизнеса, а предоставлять комплекс услуг. Например, корпоративным клиентам мы можем предложить не только кредиты, но еще и инвестиционные продукты, гарантийные услуги, расчетно-кассовое обслуживание, зарплатные проекты. Получив синергетический эффект, банк сможет войти в «высшую лигу» и рассчитывать на серьезную долю рынка по всем сегментам.

— Считается, что крупный корпоративный бизнес давно поделен и просто так «пирогом» никто не будет делиться.

— Это иллюзия, что весь крупный корпоративный бизнес поделен. Любой клиент, в том числе и крупный, может в любой момент перейти на обслуживание из одного банка в другой (конечно, если у него нет каких-то дополнительных обязательств по существующим кредитам). Важно в нынешних условиях суметь сделать предложение, от которого такой клиент не сможет отказаться. И практика показывает: клиент может перейти в банк даже на повышенную процентную ставку по кредиту. Бизнес готов платить чуть больше при условии, если получит более качественное и честное обслуживание. Например, как показывает практика, клиенты очень отрицательно относятся к скрытым процентам и комиссиям. Корпоративные клиенты привыкли считать деньги, но превыше всего они ценят сервис и качество.

— Для того чтобы обеспечить сервис, необходима современная ИТ-плат-форма.

— ИТ-платформа является составной частью сервисного обслуживания. Сейчас мы активно работаем над совершенствованием ИТ-инфраструктуры банка: в скором времени для объединенного банка будет создано единое информационное пространство. Кроме того, мы сейчас ведем проект по установке автоматизированной банковской системы. Она должна быть запущена уже в ноябре этого года в головном банке, а в феврале 2011-го к ней будут подключены все подразделения. Также у нас есть хранилище данных, позволяющее нам проводить постоянный мониторинг наших продуктов и клиентской базы и в соответствии с изменениями спроса корректировать свое продуктовое предложение. Мы активно работаем над этими проектами и другими. Я думаю, мы создадим надежную платформу для реализации наших бизнес-идей.

— Какие у вас сегодня существуют источники фондирования? Ведь вопрос цены денег имеет значение как для клиентов, так и для самого кредитора.

— Основную часть пассивной базы на данный момент у нас составляют средства физических лиц. С начала года наблюдается тенденция снижения процентных ставок по депозитным продуктам, и мы также следуем за рынком. Вторая по величине часть пассивной базы — средства корпоративных клиентов (остатки на корсчетах, депозиты и прочее). Эта часть пассивов удешевляет нашу базу. И в перспективе мы будем стремиться к ее увеличению.

Также у нас в портфеле пассивов значительная доля приходится на ценные бумаги, которые мы можем использовать для рефинансирования — например, на рынке РЕПО Кроме того, мы планируем получить международные рейтинги для выхода на внешние рынки, в том числе для привлечения синдицированных кредитов.

Важным для нас является и стратегическое соглашение с АИЖК, по которому агентство будет предоставлять банку займы под залог закладных. Благодаря участию в этом проекте мы не только удешевили источники финансирования для себя, но и снизили стоимость ипотечного продукта для конечных потребителей.

— Вы сказали, что планируете получить международный рейтинг и выйти на внешний рынок. Когда это может произойти?

— Мы планируем получить рейтинг к середине следующего года, после того как будут завершены процессы объединения банков, процедура вхождения в капитал IFC и подготовлена соответствующая отчетность и документация, необходимые для получения рейтинга. Более точные сроки назвать пока сложно. Мы считаем, что выход на внешние рынки является необходимым условием для динамичного развития, он дает возможность в короткие сроки привлечь необходимый объем средств. Если на формирование ресурсной базы в результате привлечения вкладов уходят месяцы (а в некоторых случаях и годы), то в данном случае мы сможем решать вопросы с фондированием в течение нескольких недель. Однако у нас нет цели привлекать на внешних рынках значительные средства. Мы будем обращаться к этому источнику по мере необходимости и наличия клиентского спроса.

— Сегодня многие банки столкнулись с проблемой дорогих депозитов. Значительную часть ваших пассивов также составляют вклады населения. Не стало ли и для вас слишком тяжелым «депозитное бремя»?

— У нас нет такой проблемы. «Спасая» клиентскую базу санированных банков, мы ушли от высоких ставок по депозитам. В январе уже было понятно: средневзвешенная ставка по вкладам идет вниз. И мы начали планомерно сокращать доходность по депозитам. При этом мы не делали резких скачков. Для нас было важно, чтобы маржа не опускалась ниже 4,5%. По этой причине мы всегда старались сохранять эту разницу при управлении средствами. Держать кредитные ставки на среднерыночной отметке нам удается без ущерба для бизнеса.

— По нынешним меркам, 4,5% -достаточно высокая маржа.

— Некоторые банки, которые попали в «ножницы», сегодня вынуждены сокращать ее до 2% и даже до более низкого показателя. В результате кредитные организации показывают убыток, потому что маржа не перекрывает даже операционных расходов.

— Сейчас процентная ставка в реальном выражении по депозитам приблизилась к нулевой отметке. И, по мнению многих экспертов, в скором времени она уйдет в область отрицательных значений. Согласны ли вы с такими прогнозами? Будет ли ставка опускаться и дальше?

— Я думаю, что ставка остановится на нынешней отметке. Но в недалеком будущем будет происходить ее коррекция. Некоторые банки уже начали повышать ставки, но это не означает смену тренда, не говорит о том, что доходность по депозитам снова начала расти. Дело в том, что при быстром сокращении уровня инфляции и снижении стоимости кредитов некоторые игроки испугались и «уронили» ставки по депозитам слишком низко. Теперь они вынуждены приводить их в соответствие с рынком.

Банки не могут сегодня рисковать своими вкладчиками, потому что внешние рынки по-прежнему закрыты для большинства игроков, и кредитные организации не могут удовлетворять свои финансовые потребности за счет привлечения дешевых западных денег, как в докризисные времена. Поэтому нам приходится учиться более эффективному управлению внутренними ресурсами.

— Вы также планируете увеличить в пассивах долю ценных бумаг, доведя ее до 25%, в то время как в среднем по рынку в банках ТОП-30 объем ценных бумаг не превышает 15% от пассивов. Известно, что в свое время банк «КИТ Финанс» увлекся ценными бумагами, и когда рынок упал, банк стал одной из первых жертв кризиса на российском рынке. Не боитесь повторения его судьбы?

— Прежде чем принять для себя такой план, мы провели серьезную подготовительную работу. На данном этапе нам удалось сформировать одну из лучших инвестиционных команд на рынке, и мы будем и дальше усиливать это направление бизнеса. При этом мы планируем работать в нескольких направлениях. Во-первых, мы будем привлекать клиентов на брокерское обслуживание и за счет этого получать комиссионный доход. Во-вторых, мы не отказываемся от собственной позиции на рынке. При взвешенном подходе работа с ценными бумагами может принести хороший доход.

Впереди только лучшее

— Эксперты называют нынешнее время по-разному: кризисный период, посткризисное пространство. На каком этапе мы находимся, по вашему мнению?

— Острая фаза кризиса прошла. Все серьезные проблемы уже проявились и были либо зафиксированы, либо решены. За два последних года мы прошли тяжелый путь, и благодаря решительной позиции государства по стабилизации ситуации на внутреннем рынке экономика страны понесла, если можно так сказать, минимальные потери. Но выход из кризиса не может произойти в одно мгновение. Этот процесс протекает постепенно, сейчас банковская система уже вошла в стабильное состояние и готова кредитовать и работать с клиентами. Дальше наращивать обороты должен начать реальный сектор экономики. При этом очень важным является восстановление потребительской активности и спроса населения на услуги. Растущий спрос потянет за собой все секторы экономики. В первом полугодии мы наблюдали значительный рост спроса на кредиты как в корпоративном, так и в розничном кредитовании. Это хороший сигнал. Теперь нужно время, чтобы инвесторы поняли: начавшийся рост стабилен.

Множество факторов косвенно подтверждает начало восстановления экономики. Возможно, не столь быстрое, как хотелось бы, но все же позитивное движение происходит. И в этой ситуации наши ожидания на активный рост объединенного банка «Открытие» вполне оправданны.

досье

Василий ЗАБЛОЦКИЙ родился в 1967 году. В 1991 году окончил МГУ им. М.В. Ломоносова, а в 2004 году -Академию народного хозяйства при Правительстве РФ.

Банковскую карьеру начал в 1994 году в банке «Аэрофлот», в отделе неторговых операций управления дилинга. В 1996 году перешел в Токобанк, а в 1998 году -в Автобанк, где за два года прошел путь от дилера отдела банкнотных операций управления валютообменных операций до заместителя начальника департамента казначейства — начальника управления дилинга. С 2000 по июнь 2009 года -в ОАО «Московский деловой мир», где последовательно занимал должности от заместителя начальника управления брокерского обслуживания инвестиционного департамента до начальника департамента финансовых рынков. С августа 2009 года является председателем правления банка «Открытие».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *