Сново лето

Ян Арт, Юлия Уханова
АФИ «М3-медиа»
Можно уже подводить первые итоги минувшего делового сезона, прошедшего под знаком мирового кризиса ликвидности со всеми его вытекающими для российского банковского рынка.

Что изменилось и что может измениться — это стало темой заочного круглого стола российских финансистов, организованного журналом «Профиль» при поддержке интернет-портала Finarty. В круглом столе приняли участие:

  •  Филипп Дельпаль, генеральный директор направления розничных банковских услуг и потребительского кредитования BNP Paribas в России;
  •  Александр Долгополов, заместитель председателя правления банка «Возрождение»;
  •  Евгений Егоров, заместитель председателя правления OTP-банка;
  •  Роман Кульбачный, директор инвестиционного департамента банка «Стройкредит»;
  •  Кирилл Петров, старший вице-президент Бинбанка;
  •  Сергей Рыбин, заместитель председателя правления банка «Стройкредит»;
  •  Роман Тарасов, заместитель начальника управления аналитических исследований ИГ «Ист Коммерц»;
  •  Ильнар Шаймарданов, управляющий отделением «Казань» КМБ-Банка;
  •  Андрей Шелковый, старший вице-президент Московского банка реконструкции и развития;
  •  Андрей Шишкин, генеральный директор компании «ЮграИнвестСтройПроект»;
  •  Сергей Шпетер, директор по развитию бизнеса долгового агентства «Пристав».

— Как вы оцениваете последний год по части состояния отечественного банкинга? Насколько мировой кризис скорректировал кризис и основные направления его развития?

Александр Долгополов: Важным итогом года стало понимание того, что российская банковская система жизнеспособна. Хорошо это или плохо, но в силу того, что мы до сих пор не сильно интегрированы в мировой финансовый рынок, кризис практически не отразился на деятельности российских банков. Хотя, безусловно, он внес свои коррективы в наше дальнейшее развитие. Крайне важным итогом года стало понимание и того, что на пути преодоления кризисных явлений банковский сектор и регулирующие органы могут предпринимать слаженные и оперативные действия, а такие явления, как «кризис доверия», который пережила наша банковская система в 2004 году, остались в прошлом.

С точки зрения бизнеса, безусловно, произошли значительные сдвиги в сторону более консервативного подхода банков к вопросу специализации своей деятельности. Американский пример наглядно показал, к чему может привести стремление «взять количеством» в ущерб качеству.

Негативным итогом года стали высокие темпы инфляции, которые только увеличились в 2008 году. Это проблема любой растущей экономики, поддающейся регулированию, однако методы, в настоящее время используемые для ее сдерживания, в первую очередь отражаются на банковском секторе. Растет тенденция к увеличению стоимости заемных ресурсов, а это, в свою очередь, подстегивает дальнейший рост банковских ставок. Если в начале года прогнозировалась их коррекция к началу второй половины этого года, то теперь стоит вести речь о более позднем периоде.

Сергей Шпетер: Я считаю, что российская банковская система, безусловно, ощутила на себе влияние мирового финансового кризиса, и сегодня ей приходится адаптироваться к новой действительности. Изменение ситуации на мировых финансовых рынках привело к удорожанию денег и, как следствие, к увеличению процентных ставок по кредитам, а в некоторых случаях и к сворачиванию целых кредитных программ. Подтверждающим примером служат АИЖК и Москоммерцбанк, которые приостановили программы ипотечного кредитования.

Чтобы сохранить доходность от кредитных операций, банки вынуждены повышать стоимость кредитов, а это потенциально приводит к увеличению объемов невозвратов. Если раньше у банков была возможность покрывать просрочку за счет объема вновь выдаваемых кредитов, то сегодня ситуация изменилась: темпы роста выдаваемых кредитов снизились, а просроченной задолженности, напротив, увеличились. Это очень тревожный симптом.

Кирилл Петров: Многие банки критически пересмотрели свое отношение к рискам кредитования корпоративных заемщиков и физических лиц. Изменилась сама модель развития ипотечного рынка: раньше банки выдавали кредиты в надежде на их дальнейшее рефинансирование за счет продажи или секьюритизации, но рынок показал, что делать это сейчас и в ближайшее время крайне сложно. Поэтому банкам пришлось сократить объемы выдаваемых ипотечных кредитов и повысить по ним ставки.

Банкам также пришлось пересмотреть принципы привлечения пассивов: если раньше можно было относительно дешево привлекать ресурсы на рынках, то кризис заставил банки больше рассчитывать на своих клиентов.

 Сергей Рыбин: Нестабильная ситуация на мировых финансовых рынках оказала серьезное влияние на развитие российских банков. В первую очередь это относится к сегменту ипотечного кредитования, сильнее других связанному с возможностью привлечения долгосрочных ресурсов из-за рубежа. Ряду банков пришлось либо вообще заморозить соответствующие программы, либо ужесточить требования к потенциальным заемщикам.

А вообще, проблемы с привлечением ресурсов заставили многие кредитные организации снизить объемы кредитования и в других сегментах. Зачастую банки отказывали заемщикам в выделении средств даже после принятия официального решения о выдаче. Кроме того, в некоторых случаях кредитные организации были вынуждены обращаться к своим клиентам с просьбой о досрочном погашении выданных займов для поддержания собственной ликвидности.

Изменения затронули и сегмент потребкредитования, долгое время остававшийся одним из драйверов роста рынка. Многим банкам пришлось значительно снизить темпы роста своих портфелей и фактически начать их реструктуризацию.

Другое важное следствие — рост процентных ставок по кредитам на 1—2%. При этом перспективы их снижения на текущий момент представляются довольно туманными.

В этой ситуации многие небольшие и средние банки предпринимают шаги для диверсификации своей клиентской базы. Если в какой-либо кредитной организации обслуживаются только две-три крупные компании, уход одной из них из-за невозможности получить здесь финансирование может оказать крайне негативное влияние на бизнес банка. Наличие значительного числа клиентов среди представителей малого и среднего бизнеса позволяет снизить подобные риски.

 — Да, минувшей осенью целый ряд банков объявил о запуске масштабных программ по кредитованию МСБ. И как, процесс пошел?

Ильнар Шаймарданов: Декларирование запуска программ кредитования малого бизнеса для многих банков сегодня — это, скорее, инструмент для повышения стоимости акций банка для потенциального инвестора (фактор универсальности). Большинство «масштабных программ» — это слегка переработанный опыт лидеров в этом сегменте — КМБ-Банка, «ВТБ 24» и др. То есть ничего радикального указанные программы на рынок не привносят. Но рост конкуренции — это всегда выигрыш потребителя, поэтому я расцениваю подобное как положительную тенденцию.

Сергей Шпетер: Действительно, были запущены программы по кредитованию малого и среднего бизнеса. Но мы пока не ощутили на себе всю масштабность этого процесса.

Сергей Рыбин: И все же по этому направлению перспективы хорошие. Повышение ставок, коснувшееся и сегмента МСБ, вряд ли окажет значительное негативное влияние на темпы роста рынка, поскольку сегодня банковские кредиты по-прежнему самый дешевый способ привлечения финансирования для предприятий МСБ.

Так что кредитование малого и среднего бизнеса — один из наиболее перспективных и быстрорастущих сегментов банковского рынка. По нашим оценкам, рост данного направления в 2008 году может составить порядка 50%. А рост конкуренции в этом секторе приводит к постепенному упрощению процедуры получения кредита. И в будущем можно ожидать появления продуктов, разработанных специально для компаний, только начинающих собственную деятельность.

Евгений Егоров: Темпы роста несколько ниже, чем прогнозировалось. Причина опять же в кризисе ликвидности. Он внес коррективы в стратегические планы развития банков, поскольку в новых условиях полагаться на привлечение денежных средств за границей практически невозможно. Нужно ориентироваться на внутренние ресурсы, на частных лиц, на их депозиты, на депозиты от корпоративных клиентов и на то, какие шаги предпринимает Центральный банк для рефинансирования системы. Будет получаться привлекать деньги у западных банков — будем привлекать, не будет получаться — значит, нужно развивать собственные ресурсы.

 — В связи с этим — как вы оцениваете новую процентную политику Центробанка и его действия по рефинансированию коммерческих банков?

Ильнар Шаймарданов: Повышение ставки рефинансирования — один из стандартных шагов государства в условиях растущей инфляции. Однако, на мой взгляд, не самый эффективный в сложившейся ситуации: инфляция в России имеет много других причин. Стоимость ресурсов на рынке сегодня не прямо пропорциональна учетной ставке ЦБ — многие банки привлекают ресурсы не только в России, но и за рубежом, особенно крупные российские банки и банки с иностранным капиталом.

Евгений Егоров: Я действия Центробанка по рефинансированию коммерческих банков оцениваю однозначно положительно. Что касается процентной политики ЦБ, то, по-моему, он только-только начинает предпринимать более или менее активные действия, связанные с процентной ставкой, которые действительно смогут повлиять на рынок. Ранее его действия по изменению процентной ставки практически никакого влияния на рынок не оказывали. В целом можно сказать, что процентная политика Центробанка адекватна текущей рыночной ситуации.

Кирилл Петров: Можно сказать одно: ЦБ и Минфин действовали очень профессионально и своевременно. Если бы не их действия, очень возможно, что повторилась бы ситуация 2004 года.

Филипп Дельпаль: ЦБ создал отлаженную систему рефинансирования, которая показала свою эффективность в условиях мирового финансового кризиса и позволила минимизировать его влияние на банковскую систему. Регуляторы продолжают принимать дополнительные меры, рассчитанные и на долгосрочную перспективу для поддержания ликвидности: например, размещение временно свободных средств бюджета на депозитах банков. Этот механизм может быть особенно эффективен во время предстоящих пиков спроса на ликвидность в июне—июле, связанных с налоговыми выплатами и рефинансированием внешнего банковского и корпоративного долга.

Конечно, для средних и мелких банков получение финансирования ЦБ затруднительно, так как зачастую они не отвечают требованиям, необходимым для доступа к этим ресурсам. Однако в целях упрощения доступа банков к централизованному рефинансированию осуществлен ряд мер по либерализации получения кредитов банками (включая снижение требований к уровню международного рейтинга эмитента, необходимому для включения его облигаций в ломбардный список ЦБ). Более того, средства, которые получают у ЦБ крупные банки, частично перераспределяются на рынок межбанковских кредитов, что также способствует поддержанию ликвидности.

 Роман Тарасов: Думаю, действия ЦБ — например, по поднятию ставки рефинансирования и, соответственно, по удорожанию рефинансирования банков — выглядят слишком запоздалыми и неадекватными текущей ситуации. Так что говорить о новой политике Банка России пока не приходится. В ситуации, когда инфляция приближается к 15% годовых, ставка рефинансирования должна составлять порядка 17%. Конечно, может возникнуть множество разговоров, что такая высокая (только в номинальном выражении) ставка будет существенно сдерживать рост экономики, но пример Китая, где ставка поднималась неоднократно, это опровергает. С другой стороны, при положительной процентной ставке у населения появится стимул к сбережениям, пенсионные накопления перестанут обесцениваться. Все это приведет к снижению инфляции. Более того, перестанет надуваться кредитный пузырь, а банковская система станет более устойчивой (так как сможет ориентироваться на более долгосрочные ресурсы в виде депозитов населения), что убережет от неминуемых кризисов в будущем.

Что касается удорожания рефинансирования для банков и, следовательно, кредитов для предприятий, то стоит отметить, что по минимальным ставкам могут заимствовать только самые большие и надежные компании, чьи облигации входят в ломбардный список ЦБ и охотно принимаются игроками рынка в РЕПО. А по облигациям других достаточно крупных и известных компаний и сейчас нередко можно увидеть ставку выше 17% годовых. Таким образом, при плавном, но довольно агрессивном повышении ставки рефинансирования больше всего пострадают крупнейшие компании (стоимость заимствований для них увеличится сильнее всего) и банки, покупающие облигации и затем кредитующиеся под них в ЦБ под более низкую ставку. Но, думаю, это вполне разумная жертва для более устойчивого развития экономики, гарантирования долгосрочной финансовой стабильности, снижения инфляции и социальной напряженности.

— А как может сказаться в ближайшее время на банковской рознице повышение ставки рефинансирования? Понятно, что пока повышение незначительное, но если она опять на «четвертушку»-другую поднимется?

Евгений Егоров: Если на «четвертушку» — то не так страшно, потому что пока ситуация такова, что к ставкам ЦБ привязано, к сожалению, не столь много кредитных продуктов. Поэтому отчасти у ЦБ могут быть свои ставки, а у коммерческих банков, особенно по ипотеке, — свои. Скорее, модель устроена несколько иначе: сначала поднимутся ставки по ипотеке, потом Центробанк поднимет ставку рефинансирования. Поэтому сейчас можно сказать, что ЦБ следует за рынком, а не рынок — за ЦБ.

Александр Долгополов: Понятно, что по мере удорожания средств фондирования будет продолжаться рост банковских ставок. Недавнее повышение ставки рефинансирования на 0,25% вряд ли сможет сильно повлиять на рынок, и его стоит рассматривать, скорее, как начало комплексной программы Банка России по ужесточению денежно-кредитной политики. А дальше все будет зависеть от совокупности дальнейших мер регулирования. Что касается рынка ипотеки, то рост инфляции и тенденции к повышению ставки рефинансирования делают для банков все более актуальным вопрос о введении новых продуктов с плавающими процентными ставками, то есть привязанными к ставке рефинансирования.

Андрей Шелковый: Размер ставки по рублевым кредитам может зависеть от уровня ставки рефинансирования ЦБ РФ: при ее увеличении соответственно возможен рост и ставок по рублевым кредитам. На валютных кредитах это не сказывается, поскольку данные ресурсы в большинстве случаев привлекаются из-за рубежа.

Сергей Шпетер: Уже сегодня в ряде банков мы наблюдаем увеличение кредитной ставки на 0,5—2%.

Филипп Дельпаль: Ставка рефинансирования Банка России, в отличие от ставки ФРС США, скорее констатирует ситуацию на рынке, чем выступает в качестве самостоятельного механизма регулирования. В настоящее время российский рынок не так остро реагирует на изменение ставки рефинансирования, как рынки Европы и США. Повышение ставки рефинансирования ЦБ, скорее, фиксирует удорожание ресурсов. А на повышение ставок игроками рынка большее влияние оказывает общая ситуация с ликвидностью. Так, ставки по розничным кредитам уже соответствуют ситуации на рынке, поэтому ставка рефинансирования не будет определяющим фактором в указанном сегменте. Скорее, это приведет к незначительному росту ставок по депозитам, особенно учитывая, что многие банки в настоящее время стараются привлекать ресурсы на внутреннем рынке, активизируя предложения по размещению депозитов для населения.

Ильнар Шаймарданов: Несмотря на то, что ставка рефинансирования прямо не влияет на стоимость кредитных средств на рынке, в краткосрочной перспективе ставки немного вырастут.

— В числе мер по смягчению последствий кризиса для отечественной кредитной системы долгое время обсуждали и ожидали размещения бюджетных средств в коммерческих банках, о чем в конце прошлого года с некоторой помпой заявил Минфин. И вот минул апрель, прошли тендеры по размещению бюджетных средств, но особый интерес банкиров они не вызвали. Почему?

Роман Тарасов: Все просто. При размещении бюджетных средств была установлена более высокая ставка, чем по операциям РЕПО с ЦБ. В такой ситуации вполне логично, что банки не захотели брать более дорогие ресурсы (от Минфина), когда есть доступ к более дешевому финансированию (от ЦБ).

Кирилл Петров: Еще одна причина — длительное время, которое было у банков, чтобы подготовиться к периоду налоговых платежей в апреле и мае. Тендеры прошли в то время, когда острая необходимость в этих средствах уже спала.

Роман Кульбачный: Кроме того, Министерство финансов предъявляет очень жесткие требования к банкам, которые хотели бы принять участие в аукционах. В результате эти ресурсы будут пользоваться спросом только в периоды обострения дефицита ликвидности. В остальное время интерес к ним окажется ограниченным.

Филипп Дельпаль: Во-первых, в условиях кризиса ликвидности банки в основном испытывают потребность в длинных деньгах, в то время как на аукционах по размещению бюджетных средств деньги предлагались на короткие сроки (один месяц).

Впрочем, первые тендеры носили, скорее, пробный характер, велика вероятность, что в дальнейшем большее количество банков будет использовать этот механизм. Данная мера может быть полезна для стабилизации ситуации с ликвидностью, например во время следующего пика дефицита ликвидности, который ожидается в июне—июле. Только не забудьте, доступ к этим деньгам в любом случае имеют только около 30 крупнейших банков, отвечающих требованиям ЦБ, остальные банки получают финансирование на рынке МБК.

— Итак, деньги с Запада несколько иссякли, деньги от ЦБ вместе со ставкой рефинансирования плавно дорожают, а деньги Минфина слишком коротки и дороги. Остается фондовый рынок. Выйдут ли в этом году новые банки на биржу или размещения ВТБ и Сбербанка надолго отшибли у населения охоту вкладываться в акции и облигации банков?

Евгений Егоров: Крупных размещений акций, какие были у ВТБ и Сбербанка, в этом году не будет. Однако не надо сбрасывать со счетов такие банки, как Газпромбанк и Банк Москвы. Даже если предположить, что размещения ВТБ и Сбербанка отбили у населения желание вкладываться в акции (именно в акции — облигации пока не пострадали), это не означает, что без денег населения российские банки не будут проводить первичные размещения акций. Есть деньги институциональных инвесторов, есть российские инвесторы, иностранные, поэтому я бы не стал связывать настроения населения с возможностями выхода банков на биржу. Думаю, до конца года вполне возможны публичные размещения банков, входящих в top-100.

Александр Долгополов: Учитывая существенный рост инфляции с начала года и сохранение высокой волатильности на рынке, не думаю, что проекты, связанные с публичными размещениями банков, а тем более народные IPO, стоит ожидать в этом году. С ростом активности на рынке банковских M&A сейчас более подходящим вариантом будет поиск стратегического инвестора или частное размещение акций.

Кирилл Петров: А это зависит от ситуации на международных рынках, так как основные инвесторы — международные компании, а не наше население. Но даже при благоприятном стечении обстоятельств ранее конца года вряд ли игроки рынка будут готовы покупать новые банки, по крайней мере, по тем ценам, на которые рассчитывают их владельцы.

Роман Кульбачный: Выход на биржу не обязательно предполагает продажу ценных бумаг физлицам. Большинство игроков при проведении IPO все-таки в первую очередь ориентируются на профессиональных инвесторов. «Народные» размещения скорее исключение, нежели правило.

Так что размещения банков в этом году возможны. Однако для их успеха с учетом текущей ситуации на финансовых рынках необходимо будет предложить инвесторам солидную премию, которая при более благоприятных условиях могла бы быть значительно ниже. Поэтому многие банки, вероятно, предпочтут не размещение собственных бумаг по открытой подписке, а продажу пакетов своих акций конкретным стратегическим инвесторам в рамках private placement.

— В июне традиционно наблюдался всплеск спроса на ипотеку. И какие на нее виды сейчас и в ближайшей перспективе?

Ильнар Шаймарданов: Спрос на ипотечные программы по-прежнему высок, несмотря на высокие ставки. Причина понятна: для большинства клиентов это единственный способ обзавестись собственным жильем. А вот предложение несколько сократилось — с рынка ушли или временно снизили активность некоторые банки. Думаю, освободившуюся нишу быстро займут крупные и устойчивые банки.

Андрей Шишкин: Мировой кризис оказал большое влияние на российский рынок ипотеки. Ужесточение условий началось еще во второй половине 2007 года. Банки активно поднимали ставки по кредитам, исчезли программы без первоначального взноса. В настоящее время ставки по ипотеке в валюте превышают 10%, в рублях уже достигают 15—16%. Думаю, только к концу этого — началу следующего года можно ожидать некоторой стабилизации.

Повлияли на рынок ипотеки и недавно введенные меры по ужесточению требований к доходам, возрасту и кредитной истории заемщиков. По подсчетам, задолженность россиян по ипотечным кредитам приблизилась к 800 млрд рублей.

Однако маловероятно, что рост рынка ипотеки в 2008 году существенно замедлится: недвижимость продолжает дорожать, соответственно, увеличиваются и объемы ипотеки. Учитывая, что рынок ипотеки оценивается примерно в $32 млрд, потенциал у него высок. По прогнозам, объем рынка ипотеки в 2008 году приблизится к отметке в $50 млрд.

— Каковы перспективы ценовой ситуации на рынке недвижимости? Можно ли говорить об относительной стабилизации цен?

Александр Долгополов: В условиях высоких темпов инфляции и роста доходов населения недвижимость по-прежнему останется одним из наиболее привлекательных видов материальных вложений. Цены на недвижимость сохраняют высокую динамику роста, причем вслед за Москвой это перекидывается на регионы, куда сегодня смещаются акценты развития банковской ипотеки.

Но все-таки рынок не такой однозначно растущий, каким был последние три-четыре года. Я бы сказал, ощущается некая неопределенность. И с учетом постепенного увеличения объемов и темпов строительства, влекущего увеличение предложения на первичном рынке недвижимости, может возникнуть тенденция к стабилизации цен.

Андрей Шишкин: Думаю, в ближайшей перспективе ожидать снижения цен на недвижимость в России не стоит. Для этого пока нет никаких предпосылок. Даже, возможно, некоторая корректировка цен в сторону увеличения произойдет к концу текущего года. Основная причина роста — большой спрос на недвижимость, как в столице, так и в регионах. Он обусловлен отчасти развитием сектора ипотечного кредитования, а также ростом благосостояния российских граждан.

Андрей Шелковый: По мнению участников рынка, до конца года возможен рост цен на недвижимость в Московском регионе в среднем в 1,5 раза. В регионах динамика роста цен может быть не столь значительной, но и на замораживание вряд ли стоит рассчитывать.

Итоги мирового кризиса ликвидности

В общей сложности банки мира, по оценке Международного валютного фонда, списали из-за дефолта части активов около $985 млрд. Кроме того, в мире отменены предполагаемые IPO на общую сумму в $21 млрд.

На российском рынке кризис вызвал меньшие последствия, нежели на мировых. В частности, индекс ММВБ за год вырос на 3%, индекс РТС — на 34%, капитализация российских банков увеличилась на 50%, активы выросли на 55%. Наиболее существенным следствием для России стал рост инфляции до уровня 13—14% в апреле этого года (год назад она составляла 9—10%).

Ряд экспертов отмечают, что кризис сказался на стоимости ряда продуктов на мировом рынке. В частности, за минувший год подорожали все основные виды сырья (кроме никеля), а цена золота увеличилась на треть. На российском рынке помимо сырья максимально выросли цены на продовольствие. Некоторые аналитики предполагают, что в долгосрочной перспективе рынок продовольствия будет переоценен во всем мире в сторону существенного увеличения.

Таблица 1 Банки, выдавшие больше всего кредитов негосударственным предприятиям (на 1 апреля 2008 года)
Место Банк Общая сумма кредитов (тыс. руб.)
1 СБЕРБАНК РОССИИ 3 110 778 075
2 ВТБ 819 255 542
3 ГАЗПРОМБАНК 435 201 110
4 АЛЬФА-БАНК 351 074 265
5 БАНК МОСКВЫ 256 825 248
6 РОССЕЛЬХОЗБАНК 241 070 750
7 «ЮНИКРЕДИТ» 234 494 650
8 РАЙФФАЙЗЕНБАНК 208 568 248
9 ПРОМСВЯЗЬБАНК 180 667 332
10 «УРАЛСИБ» 146 151 987
11 НОМОС-БАНК 130 746 560
12 МДМ-БАНК 130 398 839
13 «ВТБ СЕВЕРО-ЗАПАД» 127 714 617
14 РОСБАНК 119 660 415
15 МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОМЫШЛЕННЫЙ 105 979 397
16 «ПЕТРОКОММЕРЦ» 104 253 469
17 «САНКТ-ПЕТЕРБУРГ» 100 259 187
18 СВЯЗЬ-БАНК 94 951 873
19 «АК БАРС» 93 211 963
20 «ЗЕНИТ» 75 955 131
21 АБСОЛЮТ БАНК 69 831 741
22 «ГЛОБЭКС» 69 042 573
23 «ВОЗРОЖДЕНИЕ» 62 820 551
24 УРСА БАНК 59 503 056
25 «БАНК СОСЬЕТЕ ЖЕНЕРАЛЬ ВОСТОК» 56 853 320
26 «ВТБ 24» 55 120 084
27 ОРГРЭСБАНК 55 044 257
28 ТРАНСКРЕДИТБАНК 53 408 134
29 ИНГ БАНК (ЕВРАЗИЯ) 46 601 299
30 «СОЮЗ» 40 784 756
Таблица 2 Банки с наибольшими остатками денежных средств на счетах корпоративных клиентов (на 1 апреля 2008 года)
Место Банк Средства корпоративных kлиентов (тыс. руб.)
1 СБЕРБАНК РОССИИ 1 193 049 515
2 ВТБ 611 472 384
;3 ГАЗПРОМБАНК 489 000 414
4 РОСБАНК 198 553 462
5 АЛЬФА-БАНК 182 841 549
6 «ЮНИКРЕДИТ» 180 537 328
7 РАЙФФАЙЗЕНБАНК 178 482 992
8 БАНК МОСКВЫ 158 622 920
9 ПРОМСВЯЗЬБАНК 142 821 372
10 РОССЕЛЬХОЗБАНК 124 523 354
11 «УРАЛСИБ» 118 347 978
12 СИТИБАНК 103 518 396
13 СВЯЗЬ-БАНК 98 948 321
14 МДМ-БАНК 98 763 554
15 «ВТБ СЕВЕРО-ЗАПАД» 79 709 504
16 ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БАНК «КИТ ФИНАНС» 72 705 139
17 УРСА БАНК 72 175 518
18 «РУССКИЙ СТАНДАРТ» 68 488 825
19 ТРАНСКРЕДИТБАНК 67 464 198
20 «ПЕТРОКОММЕРЦ» 65 823 185
21 НОМОС-БАНК 65 550 496
22 «АК БАРС» 60 982 334
23 МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОМЫШЛЕННЫЙ 58 943 836
24 «САНКТ-ПЕТЕРБУРГ» 57 607 390
25 «ЗЕНИТ» 50 733 030
26 «РОССИЯ» 48 980 995
27 ГАЗЭНЕРГОПРОМБАНК 48 628 672
28 ИНГ БАНК (ЕВРАЗИЯ) 46 938 987
29 «ВТБ 24» 40 358 613
30 «СОЮЗ» 39 282 582
Таблица 3 Банки, привлекшие больше всего депозитов физических лиц(на 1 апреля 2008 года)
Место Банк Общая сумма депозитов (тыс. руб.)
1 СБЕРБАНК РОССИИ 2 742 643 442
2 «ВТБ 24» 198 316 866
3 БАНК МОСКВЫ 118 753 238
4 РАЙФФАЙЗЕНБАНК 101 761 419
5 ГАЗПРОМБАНК 87 715 477
6 РОСБАНК 69 564 007
7 «УРАЛСИБ» 68 476 491
8 АЛЬФА-БАНК 64 170 603
9 «ВОЗРОЖДЕНИЕ» 49 954 821
10 УРСА БАНК 38 398 525
11 ПРОМСВЯЗЬБАНК 37 527 658
12 «ПЕТРОКОММЕРЦ» 36 652 356
13 «ВТБ СЕВЕРО-ЗАПАД» 34 095 934
14 СИТИБАНК 32 590 337
15 «САНКТ-ПЕТЕРБУРГ» 32 215 343
16 РОССЕЛЬХОЗБАНК 30 830 832
17 «ЮНИКРЕДИТ» 30 426 492
18 «ЮНИАСТРУМ» 29 339 709
19 «БАЛТИЙСКИЙ» 28 946 682
20 СОБИНБАНК 26 377 395
21 БИНБАНК 26 337 763
22 ВТБ 26 310 588
23 «АК БАРС» 25 550 543
24 СУРГУТНЕФ ТЕГАЗБАНК 24 305 150
25 «ХАНТЫ-МАНСИЙСКИЙ» 24 168 467
26 «ГЛОБЭКС» 23 723 276
27 НОМОС-БАНК 23 068 051
28 МОСКОВСКИЙ ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ 22 641 853
29 НАЦИОНАЛЬНЫЙ БАНК «ТРАСТ» 21 812 153
30 МДМ-БАНК 21 493 901
Таблица 4 Банки, выдавшие больше всего кредитов частным лицам (на 1 апреля 2008 года)
Место Банк Общая сумма кредитов частным лицам (тыс. руб.)
1 СБЕРБАНК РОССИИ 1 112 462 892
2 «ВТБ 24» 193 816 032
3 «РУССКИЙ СТАНДАРТ» 128 873 879
4 РОСБАНК 106 568 718
5 БАНК МОСКВЫ 81 542 877
6 «УРАЛСИБ» 75 729 149
7 РАЙФФАЙЗЕНБАНК 71 138 329
8 РОССЕЛЬХОЗБАНК 66 725 117
9 УРСА БАНК 63 973 578
10 ХКФ БАНК 56 863 730
11 АЛЬФА-БАНК 54 165 892
12 «ЮНИКРЕДИТ» 53 781 843
13 «РУСФИНАНС» 50 215 045
14 ПРОМСВЯЗЬБАНК 39 469 595
15 МДМ-БАНК 39 429 265
16 ТРАНСКРЕДИТБАНК 38 059 425
17 ГАЗПРОМБАНК 36 097 981
18 ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БАНК «КИТ ФИНАНС» 35 031 468
19 ОТП БАНК 32 486 999
20 АБСОЛЮТ БАНК 31 286 106
21 КРЕДИТ ЕВРОПА БАНК 26 922 103
22 СИТИБАНК 24 270 808
23 КМБ-БАНК 23 682 507
24 «АК БАРС» 23 439 999
25 «ВОСТОЧНЫЙ» 23 374 728
26 «ХАНТЫ-МАНСИЙСКИЙ» 21 276 338
27 НАЦИОНАЛЬНЫЙ БАНК «ТРАСТ» 21 211 038
28 «БАНК СОСЬЕТЕ ЖЕНЕРАЛЬ ВОСТОК» 20 690 734
29 МОСКОВСКИЙ БАНК РЕКОНСТРУКЦИИ И РАЗВИТИЯ 19 373 559
30 ЗАПСИБКОМБАНК 18 281 903
Таблица 5 Самые прибыльные банки (на 1 апреля 2008 года)
Место Банк Прибыль (тыс. руб.)
1 СБЕРБАНК РОССИИ 255 381 239
2 ВТБ 45 731 993
3 ГАЗПРОМБАНК 30 473 522
4 «ЮНИКРЕДИТ» 15 731 352
5 «УРАЛСИБ» 14 920 920
6 МДМ-БАНК 14 905 624
7 «ВТБ СЕВЕРО-ЗАПАД» 13 743 823
8 РОСБАНК 11 714 054
9 НАЦИОНАЛЬНЫЙ РЕЗЕРВНЫЙ 10 152 169
10 АЛЬФА-БАНК 9 633 212
11 «ПЕТРОКОММЕРЦ» 8 447 071
12 ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БАНК «КИТ ФИНАНС» 5 663 923
13 ПРОМСВЯЗЬБАНК 4 751 132
14 УРСА БАНК 4 503 399
15 «СОЮЗ» 3 571 421
16 «ЕВРОФИНАНС МОСНАРБАНК» 3 445 218
17 МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОМЫШЛЕННЫЙ 3 429 050
18 ТРАНСКРЕДИТБАНК 3 376 681
19 НОМОС-БАНК 3 271 096
20 «ВОЗРОЖДЕНИЕ» 2 908 798
21 «САНКТ-ПЕТЕРБУРГ» 2 627 912
22 «АК БАРС» 2 506 447
23 «ЗЕНИТ» 2 409 308
24 «ЦЕНТРОКРЕДИТ» 2 351 452
25 МОСКОВСКИЙ ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ 2 233 146
26 «АВАНГАРД» 2 199 244
27 ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БАНК «ТРАСТ» 2 095 854
28 СОБИНБАНК 1 713 360
29 «ВТБ 24» 1 651 059
30 СИТИБАНК 1 631 886

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *