«ПБУ – это не упрощенные МСФО, а несовершенные МСФО!»

Споры о том, нужен ли бухгалтерский учет представителям малого бизнеса, ведутся не первый год. Кто-то говорит, что нужен, кто-то ратует за ведение лишь налогового учета, и все чаще озвучивается тема специального стандарта МСФО для малых предприятий. Об обоснованности этих споров корреспонденту ИА «Клерк.Ру» Алексею Титову рассказал Игорь Сухарев, директор Единого методологического центра аудиторской компании «ФБК».

— Игорь, на ваш взгляд, нужен ли бухучет малым предприятиям, или для них достаточно было бы вести налоговый учет?

— Ответ на этот вопрос зависит от ответа на другой: для чего бухгалтерский учет вообще нужен, какова его цель? Я придерживаюсь классического понимания этой цели – подготовить для широкого круга пользователей финансовую отчетность, позволяющую принимать экономические решения. С этой точки зрения бухучет малым предприятиям, в основном, не нужен, так как у них, в основном, отсутствует широкий круг пользователей. Я употребил фразу «в основном», так как здесь могут быть исключения.

Вообще, критерий «малости» для освобождения от необходимости вести бухгалтерский учет и готовить отчетность является важным, но не единственным. Здесь надо рассматривать совокупность критериев.  Я бы выделил несколько основных признаков предприятия, на основе которых можно сделать вывод о наличии необходимости нормативно защищать интересы пользователей финансовой отчетности. Если бы эти признаки (с уточнением количественных параметров) прописать в закон, то думаю, что большинство малых предприятий были бы освобождены от ведения бухгалтерского учета с целью составления отчетности. Не следует заставлять их делать работу, результаты которой не востребованы.

Я бы выделил следующие признаки, при наличии которых освобождать от ведения бухгалтерского учета нельзя. Во-первых, проведение предприятием эмиссии долевых или долговых ценных бумаг на условиях открытой продажи. Во-вторых, организационно-правовая форма открытого акционерного общества. Далее принадлежность к профессиональным участникам рынка ценных бумаг, занятие кредитной деятельностью, соответствие признакам естественной монополии (в том числе, естественной монопсонии). Кроме того, необходимо учитывать численность персонала, и превышает ли она определенное значение. Обладает ли предприятие признаками градообразующего. Также критерием могут служить превышение определенных значений количественными параметрами деятельности, такими как объём выручки, стоимость внеоборотных активов и т.п. Принадлежность к пенсионному или инвестиционному фонду. Занятие страховой деятельностью. Деятельность, предполагающая привлечение в любой форме денежных средств населения на открытой основе, содержащая в себе элементы заёмных или залоговых отношений, или имеющая инвестиционный характер.      Объем реализуемой продукции (работы, услуги), превышающий определенную долю в реализации данного вида продукции (работы, услуги) на рынке в целом. Деятельность по оказанию услуг в социальной сфере.

— Что бы вы изменили в современной бухгалтерии малых предприятий?

— Малым предприятиям, которые не отвечают перечисленным признакам необходимо вести только целевой учет. Если нужно рассчитать налог, то надо делать только то, что требуется для расчета этого налога. Например, если малое предприятие выбрало по главе 26.2 НК РФ объектом налогообложения доходы, то зачем вести учет расходов? Если учет расходов нужен руководству, то пусть руководство само решает эту проблему любым удобным способом. Не следует заставлять делать кого-то «холостую» работу.

Я вообще сторонник полного обособления налоговых правил. Налоговое законодательство должно исполняться совершенно независимо от бухгалтерских норм, и наоборот. У нас почему-то всё время пытаются притянуть за уши несовместимые вещи – финансовую отчетность и расчет налогов.

Другой вопрос, а может быть, бухгалтерский учет нужен еще для чего-то – кроме налогов и финансовой отчетности. Например, статистика. Удовлетворять потребности Росстата или иных подобных специальных пользователей в некой информации о деятельности малых предприятий нужно продуманно, чтобы опять же не заставлять их делать холостую работу. Необходимо специально выяснить, какая именно информация является для Росстата или иных подобных органов настолько важной, что может оправдать дополнительное бремя для бизнеса. Возможно, это будет два-три показателя, которые предоставить совсем не сложно, и для их формирования не потребуется бухгалтерский учет. А может быть при внимательном анализе окажется, что существенной необходимости в специальной информации вообще нет. Любое нормативное требование о ведении какого-то учета должно быть подкреплено необходимостью защитить конкретные и обоснованные информационные потребности конкретных пользователей.

— Как вы относитесь к идее создания специального стандарта МСФО для малого бизнеса?

— Идею создать упрощенную версию МСФО считаю хорошей. Сейчас в России распространено заблуждение, что наши ПБУ – это упрощенные МСФО, и поэтому рассматриваются варианты параллельного применения в России и тех и других стандартов. Для неких наиболее значимых предприятий или для консолидированной отчетности – МСФО, а для всех остальных – ПБУ. Я считаю такой подход в корне неверным. ПБУ – это не упрощенные МСФО, а несовершенные МСФО! В ряде случаев выполнять МСФО проще, чем ПБУ, например, при расчете отложенных налогов. Когда я говорил о наборе критериев, по которым можно отделить тех, от кого требуется отчетность и тех, от кого она не требуется, я говорил о необходимости составлять отчетность только по МСФО, либо не составлять ее вообще. Отчетность по РПБУ, пока они не приведены в соответствие с МСФО, сегодня вообще не нужна. Вот если бы в ПБУ действительно была реализована некая упрощенная версия МСФО, тогда было бы другое дело, но пока это не так.

На мой взгляд, эффективной была бы следующая схема – все организации делятся на три категории по набору критериев, прописанных в законе – условно «малые», «средние» и «крупные» (условно, потому что, используется целый набор критериев). Попавшие в категорию малых не составляют отчетность вообще и ведут только целевой учёт. Попавшие в категорию средних составляют отчетность по упрощенным требованиям, за основу которых может быть взят нынешний проект МСФО для малого и среднего бизнеса. Попавшие в категорию крупных выполняют все требования МСФО без исключения. Требования налогового законодательства при этом должны выполняться совершенно независимо от статуса организации относительно финансовой отчетности.

Что касается содержания проекта МСФО для малого и среднего бизнеса, то, на мой взгляд, Совету не вполне удалось реализовать основную идею проекта. Упрощение удалось сделать больше по форме, чем по содержанию. То есть, упрощен сам текст – требования МСФО излагаются в более краткой форме, без излишеств, примеров и подробных пояснений. Но от этого сами требования уменьшились не намного. Хотя тот текст, который опубликован в качестве проекта сейчас, заметно лучше того, что предлагался для обсуждения год назад.

— По вашему мнению, сегодня в России принят эффективный режим налогообложения малых предприятий?

— Скорее да, чем нет. Я считаю, что действующая упрощенная система налогообложения – это достаточно хороший механизм реализации налоговых льгот для малого бизнеса. У нее есть свои недостатки, но они, на мой взгляд, не принципиальны. Поэтому я бы не хотел ее принципиальных изменений в ближайшие годы. Просто нужно ее совершенствовать – корректировать отдельные моменты, которые плохо работают на практике. Например, я бы сделал перечень расходов в статье 346.16 Налогового кодекса открытым. Это облегчило бы жизнь для добросовестных налогоплательщиков, но при этом, мне кажется, не создало бы дополнительных возможностей для серых налоговых схем. Бороться с уклонением от уплаты налогов не следует с помощью учетных ограничений. Я бы, например, обратил скорее внимание на ограничение возможностей злоупотребления упрощенной системой, когда крупные предприятия фиктивно дробятся на несколько юридических лиц с целью сокращения налогов.

При существующей упрощенной системе налогообложения предприятие платит – 6% с доходов или 15% с прибыли по своему выбору, освобождаясь при этом от уплаты налога на прибыль, налога на имущество, ЕСН и НДС. Мне кажется это вполне нормально. Что касается доступности упрощенной системы, то и здесь мне кажется, что критерии в статье 346.12 НК РФ вполне адекватные, тем более, что с 2005 года предусмотрена регулярная индексация предельной величины дохода на основе коэффициента-дефлятора.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *