На второй волне

Александр Саможнев
Российская Бизнес-газета №792 (10)
В России началась активная фаза второй волны приватизации, в ходе которой в течение ближайших пяти лет от продажи федерального имущества планируется выручить 1,8 триллиона рублей. Потенциальным покупателям будут предложены госпакеты акций около 900 различных предприятий. Дойче Банк в России вошел в десятку уполномоченных банков российского правительства по продаже госактивов. Председатель правления этой кредитной организации Йорг Бонгартц любезно согласился ответить на вопросы «РБГ» относительно актуальных аспектов приватизации и в целом состояния российской экономики.
Йорг Бонгартц заинтересован в масштабных проектах приватизации.

— Планирует ли Дойче Банк принять участие во второй волне приватизации в качестве стратегического инвестора по приобретению акций российских предприятий или ограничится долевым участием? Насколько интересны для вас предлагаемые для продажи банковские активы?

— Мы заинтересованы участвовать в масштабных проектах приватизации, которые сейчас обсуждаются. Недавно стало известно о продаже 10 процентов акций банка ВТБ. К продаже будут также предложены пакеты акций «Роснефти» и Сбербанка. Программа приватизации рассчитана на достаточно длительный срок. Мы находимся в диалоге с правительством РФ, с руководством соответствующих компаний. Дойче Банк имеет хорошую платформу для этой деятельности. Мы являемся крупнейшим инвестиционным банком с иностранным участием на российском рынке. И это нам дает возможность комбинировать позицию сильной местной площадки с глобальными возможностями. Надеемся генерировать наиболее выгодную цену для продавца. Самое главное — выбрать правильный момент и правильного консультанта для достижения максимально положительных результатов. Это могут быть и стратегические инвесторы и крупные институциональные инвесторы в зависимости от того, какая схема приватизации принимается во внимание.

— И все же, насколько интересны для вас акции ВТБ?

— Дойче Банк уже много инвестировал в свою структуру в России, например, через покупку UFG (Объединенной Финансовой Группы) в первой половине 2000-х годов. В настоящее время банк находится в стадии совершения крупных покупок в Центральной Европе, прежде всего в Германии. Речь, в частности, идет о приобретении Post Bank. Это очень значительный шаг. Мы будем лидерами на немецком рынке. Но это потребует колоссальных финансовых и людских ресурсов. Помимо этого есть еще другие, не менее значимые проекты.

— Какими возможностями обладает Дойче Банк по привлечению в России инновационных инвестиций в рамках масштабной программы «Партнерство для модернизации»?

— Мы участвовали во многих форумах, рабочих группах по развитию финансовой структуры соответствующих стран и аналогично работаем и здесь, в России. Прежде всего мы используем наши консультационные возможности. Привлекаем инвесторов, помогаем создавать комплексные структуры для финансирования проектов модернизации. В Германии, например, и не только там, у нас огромная база клиентов, в том числе среди представителей среднего и малого бизнеса, которые проявляют интерес к процессам приватизации и модернизации в России. Кроме того, Дойче Банк консультирует конкретные проекты по модернизации инфраструктуры. Например, мы являемся консультантом проекта по строительству автомобильной трассы «Москва-Минск». Таких примеров я мог бы назвать еще много.

— Ожидается ли в текущем году активизация немецких инвесторов на российском рынке? Какие отрасли представляются, на ваш взгляд, наиболее перспективными?

— В этом смысле показателен опрос, проведенный недавно Российско-германской внешнеторговой палатой совместно с Восточным комитетом немецкой экономики. Почти половина респондентов высказала определенный интерес к приватизации в России. Около 57 процентов из числа опрошенных компаний планируют инвестиции в РФ в ближайшие 15 месяцев. Это очень существенный момент. Оптимизм к развитию российского рынка достаточно высокий. Я думаю, что на немецкую экономику можно рассчитывать. Уже сейчас в России численность компаний из Германии намного превышает представительство всех остальных стран. С точки зрения немецкого бизнеса приоритетными отраслями для инвестиций являются энергетика, автомобильная промышленность, логистика, розничная торговля. Я назвал бы еще инфраструктуру транспорта, строительство портов и аэропортов, автомобильных и железных дорог.

— Можно ли говорить о завершении финансового кризиса? Каковы ваши прогнозы макроэкономического развития России в 2011 году?

— Если смотреть на глобальные макроэкономические показатели, то, наверное, можно сказать так: кризис завершен. В России уже в 2010 году был зафиксирован существенный рост экономики. На 2011 год наши аналитики прогнозируют экономический рост в Российской Федерации в размере пяти процентов.

Мировая экономическая конъюнктура складывается сейчас для России благоприятно. Цены на нефть, газ, на другие ресурсы существенно выросли. Это позволит получить значительные поступления в бюджет, будет способствовать экономическому росту. В этих условиях растет аппетит на риски. Это мы наблюдаем, когда речь идет о крупных инвестиционных проектах.

— Какие меры по модернизации российской экономики вы считаете безотлагательными для перехода на инновационный путь развития?Что для этого нужно сделать российскому правительству и российскому бизнесу?

— Прежде всего речь идет о модернизации инфраструктуры транспорта, энергетики и финансового сектора. Там необходимо немедленно иметь результаты, и они уже есть. С другой стороны, эти процессы будут длиться долгое время. Нельзя сказать, что мы сейчас модернизируем финансовый сектор и через пять лет это все завершится. Из этих трех областей можно, наверное, идентифицировать проекты и объекты, по которым можно быстро достичь результатов и некоторые из них, требующие более длительной подготовки, вплоть до изменения целых систем и законодательной базы.

Модернизация транспортной инфраструктуры — это тема, которая будет занимать Россию многие и многие годы. Сейчас концентрируются на регионах, где наибольшее население, и потом будет продолжаться в меньших масштабах.

Со своей стороны, совершенствование финансовых инфраструктур имеет много аспектов. Я назвал бы, например, ситуацию на биржах, модернизацию системы расчетных операций и расчета ценных бумаг, клиринг ценными бумагами, увеличение темпов перечислений, уменьшение рисков при передаче информации и денежных средств из одного расчетного пространства в другое. Важным аспектом является сопряжение российской системы с европейской или с другими глобальными системами расчетов. Мы, кстати, об этом активно ведем переговоры с Центральным банком России.

Нам представляется, что в России пока недостаточно четко отработано залоговое законодательство. Оно выглядит слишком комплексно, еще не ясны некоторые законодательные моменты. В результате кредиторы чувствуют, что они недостаточно защищены. Если эти вопросы решить, банки более охотно будут кредитовать под залог. Конечно, такая форма работы уже используется. Однако иногда требуется слишком высокий объем залога по отношению к кредитной сумме.

Нужно менять также ряд других специальных финансовых законов. В частности, речь идет о совершенствовании законодательства для работы с производными финансовыми инструментами — деривативами. При нормальном функционировании деривативного рынка банки и другие структуры имеют возможность снизить свои риски, в конечном итоге увеличится объем кредитования.

Последнее, что я назвал бы, это расширение базы повышения квалификации банковских сотрудников. Мы видим бурный рост банковских структур, требуется много специалистов. Соответственно, рынок очень перегрет, и риски высокие. В России работает большое количество молодых работников. Они не имеют того опыта, которым обладает эта категория лиц на развитых рынках. Мы сотрудничаем с некоторыми российскими университетами, предлагаем курсы, тренинги, принимаем на стажировки.

— Как вам видится перспектива создания в Москве Международного финансового центра?

— До недавних пор существовали четыре крупных финансовых центра: Нью-Йорк, Лондон, Сингапур и Гонконг. И основная масса финансовых потоков была сконцентрирована на этих четырех площадках. Конечно, есть Франкфурт-на-Майне и Париж. Но они имеют свои особенности. Ситуация кардинально изменилась на протяжении последних нескольких лет. Возникают новые экономические локомотивы — азиатские рынки, Ближний Восток, Китай и Россия. И это требует более высокого привлечения финансовых потоков и создание соответствующих структур. И, соответственно, автоматически идут процессы по созданию новых финансовых центров. Москва и Шанхай уже имеют свое региональное и локальное значение в экономическом пространстве. Насколько они будут иметь международное значение, покажет время. Правительства соответствующих стран должны обеспечить законодательные инфраструктурные платформы для этого развития. И это здесь в России происходит на данный момент. Кстати, глава Дойче Банка доктор Йозеф Аккерман входит в круг консультантов президента России Дмитрия Медведева по созданию в Москве Международного финансового центра.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *