Мы прошли кризис, но ожидание роста будет довольно долгим

Деловой Петербург

Год назад, 15 сентября 2008 года, о своем банкротстве объявил американский инвестиционный банк Lehman Brothers. Этот день, считающийся официальным началом мирового финансового кризиса, стал «черным понедельником» для мировых фондовых площадок: индексы Dow Jones, S&P 500, NASDAQ обрушились в среднем на 4%.

Вслед за безудержным падением мировых рынков на российских биржах на следующий день также произошел обвал котировок, в результате которого индексы потеряли от 3 до 6%. Участники российского фондового рынка говорили о том, что по своим масштабам кризис 2008 года был гораздо значительнее, чем кризис 1998 года.

Об итогах первого года кризиса, а также дальнейших перспективах российского фондового рынка рассказал в интервью РИА Новости руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам Владимир Миловидов.

— Владимир Дмитриевич, как вы оцениваете состояние российского финансового рынка в настоящее время? Какие уроки преподнес кризис, насколько пригодится этот печальный опыт в дальнейшем?

— Я могу сказать, что все острые фазы кризиса, однозначно, уже прошли, и стали заметными признаки улучшения ситуации и возобновления роста как на мировых рынках, так и в российской экономике. Но о начале периода устойчивого роста говорить пока рано — это, скорее состояние переходного периода с явным преобладанием стабильности.

Мне кажется, что в текущей ситуации, с учетом опыта, накопленного в период кризиса, рынок стал более устойчивым. Мы перешли к регулированию коротких продаж, ввели новые правила приостановки торгов. Сейчас мы прорабатываем и другие документы, которые позволят нам более оперативно взаимодействовать с биржами и принимать необходимые решения.

— Как вы считаете, какие страны кризис затронул сильнее и почему?

— Развитые и развивающиеся рынки кризис затронул по-разному. Можно сказать, что очагом, который его произвели, стали рынки развитых стран. При этом одной из причин его возникновения стало использование сложных финансовых инструментов.

Сейчас мы находимся в разных условиях, и перед нашими рынками стоят разные задачи: одним надо урегулировать законодательные пробелы, а другим необходимо перенимать опыт и наращивать свое присутствие и увеличивать количество финансовых инструментов. Тем не менее, вопросы выхода из кризиса требуют общего обсуждения, поэтому сейчас эти вопросы так активно обсуждаются мировым сообществом на самом высоком уровне.

— Что вы можете сказать о перспективах — когда можно будет говорить о том, что стабилизация сменилась уверенным ростом? Как вы думаете, стоит ли опасаться подобных потрясений в обозримой перспективе?

— Кризис уравнял всех, и в целом можно сказать, что сейчас все мы находимся на нулевой отметке. С одной стороны, ситуация стала более управляемой, а с другой – стала сложнее, потому что с этой нулевой отметки стали расти все рынки, и нам надо воспользоваться предоставленным преимуществом.

Вопрос также в том, как сработают национальные регуляторы. Мы рассчитывает попасть в число лидеров в этой области.

Если следовать экономической теории, кризис – это моментальная вещь, все остальное – выход из него. Очевидно, что кризис мы прошли и наступила стабилизация. Но когда именно начнется восстановление, зависит от многих факторов, как на российском, так и на мировом рынке. Например, в России еще не восстановился рынок первичных размещений.

Полагаю, что период ожидания роста будет длиться довольно долго.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *