Крепкое рукопожатие рубля. Оценку Минфину поставит инфляция

Татьяна Панина
PricewaterhouseCoopers Россия
Недавно Интернет порадовал нас очередными пугающими прогнозами: инфляция в 2004 году окажется в 2-2,5 раза выше, чем запланировано в бюджете. Если так пойдет и дальше, то в следующем году доходы населения не вырастут, а упадут аж на 10 процентов. Так далеко в своем пессимизме не заходили даже эксперты МВФ, известные своей критичностью к российским делам. Сценарий строился на июльских и августовских темпах инфляции — самых высоких за последние четыре года. Справедливы ли подобные утверждения?

Уж кризис близится?

— Честно говоря, меня всегда удивляют подобные прогнозы анонимных экспертов, — начал разговор Алексей Саватюгин , директор Департамента финансовой политики Министерства финансов РФ. — Это просто непрофессионально — делать далеко идущие выводы по итогам двух месяцев.

— В чем же суть?

— В январе-августе по сравнению с аналогичным периодом прошлого года темпы инфляции на потребительском рынке снизились всего на 0,7 процента. Тому есть объективные причины. В конце 2003-го — начале 2004 года наблюдался значительный приток краткосрочного капитала из-за рубежа, в результате чего золотовалютные резервы России возросли за декабрь 2003-го — январь 2004 года на 15,8 млрд. долларов (для сравнения: за весь 2002 год прирост составил всего 11,2 млрд. долларов). Это, в свою очередь, вызвало значительный рост денежной массы. По нашим расчетам, он оказывает влияние на инфляцию с лагом (то есть с задержкой) около 7 месяцев. Так что ничего удивительного нет в том, что в июле-августе инфляция оказалась выше, чем в прошлом году.

С другой стороны, прирост той же денежной массы в марте-мае этого года составил 5,7 процента (за тот же период 2003 года — 15,4 процента). В результате мы ожидаем значительное замедление инфляции в конце текущего — начале следующего года. Так что никаких оснований для тревоги нет и быть не может.

По нашим расчетам, в 2004 году инфляция не выйдет за пределы 10 процентов. Напомню, что в прошлом году она остановилась на отметке 12 процентов. В 2005 году запланировано снижение инфляции до 7,5-8,5 процента. А к концу этого десятилетия мы должны выйти на 3 процента, то есть на уровень, сопоставимый с инфляцией в развитых странах.

— Однако специалисты до сих пор спорят: надо ли так стремительно «давить» инфляцию. Говорят, что для экономики это достаточно опасно?

— Если мы снижаем инфляцию, то как бы убираем деньги из экономики, сокращая количество рублей. А раз их становится меньше, то и цена рубля растет, он укрепляется по отношению к иностранным валютам. С одной стороны, сильный рубль авторитету страны не навредит, но с другой — наши товары на внешнем рынке становятся дороже и теряют конкурентоспособность. Это одна из дилемм, которые стоят перед макроэкономикой.

Правительство РФ, Центральный банк, международные эксперты, обсуждая эту проблему, пришли к выводу, что первоочередной для России все-таки является задача снижения уровня инфляции. Это и записано в основных направлениях единой денежно-кредитной политики на предстоящий год.

— Почему все-таки сделан такой выбор?

— Высокая инфляция бьет прежде всего по потребителям — по простым гражданам. Поэтому мы не можем говорить, что боремся с бедностью, сокращаем социальное неравенство, когда в стране высокие темпы инфляции. Безусловно, здесь надо действовать осторожно, сбалансировано, чтобы не произошло резкого ослабления курса рубля, что для экономики тоже плохо. Курс должен быть стабильным.

— То есть за благополучие граждан заплатят «головной болью» наши экспортеры, которые дают стране основную прибыль?

— С чего вы взяли, что предприниматели пострадают? Промышленное производство растет. Как и реальные доходы населения: в 2000-2003 годах они возросли на 54 процента, а к 2007 году увеличатся еще на 40-50 процентов. Значит, расширится потребительский спрос и предприниматели смогут частично переориентироваться на внутренний рынок.

Кроме того, в ближайшие три года, согласно официальным прогнозам, «скорость» укрепления рубля снизится с 7 процентов (ожидаемый итог этого года) до 3-4 процентов в год. Это относительно небольшие темпы. Так что и здесь паника надумана. Итоги последних лет развития экономики показали, что, несмотря на более высокие темпы укрепления рубля, оно не оказало существенного влияния на динамику развития базовых отраслей. Высокие темпы сохраняют пищевая промышленность, машиностроение, промышленность строительных материалов. Единственная отрасль, которая уже два года показывает спад, — это легкая промышленность. Но тут дело скорее не в укреплении рубля, а в слабой производственной базе.

Нефтедоллары — пенсионерам

— Алексей Львович, экспертное сообщество сейчас активно обсуждает еще одну проблему: на что потратить «излишки» Стабилизационного фонда. А вы на чьей стороне?

— Начнем с того, что средства Стабилизационного фонда, который формируется благодаря высоким ценам на нефть, вообще до поры до времени тратить нельзя. Он для того и создан, чтобы подстраховать бюджет страны, когда нефть подешевеет ниже расчетных показателей. Бюджет 2004 года «верстался», ориентируясь на 20 долларов за баррель. В следующем году точкой отсчета будут 28 долларов. Сейчас цены на нефть значительно выше, и эта разница во многом идет в Стабилизационный фонд. Ситуация изменится — средства Стабфонда пойдут на покрытие государственных расходов, то есть стабилизируют бюджет. Законом установлено, что «на черный день» у страны должно быть не менее 500 миллиардов рублей. Соберется в Стабфонде больше денег — вот их-то и можно тратить. Обращаю ваше внимание: речь идет только об «излишках». Их мы планируем получить уже по итогам этого года. Но пока нет однозначных решений, на что их израсходовать. В любом случае — не на текущее потребление.

— Подождите, но разве не минфин предложил пустить «излишки» Стабфонда на покрытие дефицита бюджета Пенсионного фонда (ПФ)?

— Видимо, это мера временная. Если же говорить о следующих годах, то минфин скорее склоняется к тому, что в первую очередь надо гасить внешние долги. Тем самым мы освободим будущее поколение от этой тяжелой ноши.

— Освободим ли? Отдадим старые долги — наделаем новые.

— Этого не будет. Есть решение постепенно отказываться от внешних заимствований. И уже на следующий год увеличение государственных внешних долгов не предусмотрено.

— Но разве развитие, например, науки или образования — не вложение в будущее поколение и финансовое благополучие страны?

— Я же сказал, что окончательное решение по Стабфонду не принято. В минфине сегодня очень серьезно обсуждают этот вопрос. Изучается международный опыт. Здесь много нюансов. Допустим, будет решено отдать деньги науке. Начнется конкуренция между десятками научно-исследовательских институтов за доступ к этим средствам. Кто сможет принять правильное решение, что для наших детей и внуков полезнее (например, биотехнология или космические исследования), что принесет прямую отдачу через 20-30 лет? Вопрос настолько неоднозначный, что требует серьезной проработки.

Вкладчики могут не суетиться

— Заработала система страхования вкладов. Уже названы первые 48 банков, которые в нее вступили. Почему им рекомендовали не использовать этот факт в рекламных целях? Это помогло бы растрясти «домашние запасы».

— То, что какие-то банки вошли в систему страхования вкладов, вовсе не означает, что они самые лучшие в России. Просто они раньше других подали заявления, и их, естественно, раньше других проверили. Невозможно же сразу рассмотреть 1100 заявок. Но у банкиров может возникнуть желание козырять своим вступлением в систему, что приведет к недобросовестной конкуренции. Люди начнут суетиться, метаться между банками. Ни к чему хорошему это не приведет. Ни для банковской системы в целом, ни для вкладчиков.

Сейчас на все банки вне зависимости от их вступления в систему страхования, распространяется Закон о гарантировании вкладов, который был принят летом этого года. Но даже если кто-то и не пройдет отбор, никто не запрещает банкам по-прежнему обслуживать старых вкладчиков. Другое дело, что, работая с физическими лицами, эти банки не смогут заключать новые договоры. Поэтому я бы не советовал вкладчикам метаться между банками. Больше потеряете на издержках, забирая деньги из одного банка и вкладывая в другой. По крайней мере до марта следующего года, когда будет объявлен первый окончательный список, бегать точно не надо. Да и то, стоит, наверное, подождать так называемого последнего окончательного списка, который появится будущей осенью.

— А как потом разобраться, какой банк более надежный?

— Следите за рейтингами, которые проводят международные рейтинговые агентства, наши российские финансово-экономические журналы и еженедельники. В конце концов, за свои деньги вы должны сами нести ответственность. Понимаю, это не так просто. Именно поэтому одна из основных задач и Банка России и минфина — укрепить банковскую систему внутри страны, повысить прозрачность банков и их информационную открытость. На это и направлена стратегия развития банковского сектора, которая будет скоро опубликована.

— Это «план действий» до 2008 года. Но вы недавно сказали, что долгосрочная банковская стратегия, рассчитанная до 2015 года, будет более амбициозной. Чем?

— Видимо, речь пойдет об укреплении позиций российской банковской системы на международных финансовых рынках.

— Любопытно, а по каким признакам вы определяете, насколько успешно продвигается ваша работа?

— В этом году начался переход всей системы правительственных учреждений и органов исполнительной власти на «бюджетирование, ориентированное на результат». Звучит мудрено, но именно эта система помогает обозначить количественные и качественные критерии, по которым можно реально оценить работу ведомства. А уже с 2006 года бюджет государственных органов будет строиться, исходя из конкретных целей, которых они достигли.

Как я уже говорил, у министерства финансов в 2005 году одним из главных показателей, за который ему придется отчитываться, будет уровень инфляции. Кроме того, нам, видимо, придется держать ответ и за суверенный рейтинг России. Это обобщающий показатель, который говорит о стабильности нашей финансовой системы, ее устойчивости, надежности, открытости, об инвестиционной привлекательности страны.

Сегодня из трех ведущих международных рейтинговых агентств одно еще в прошлом году присвоило России рейтинг инвестиционного уровня. У двух других мы пока на одну ступень не дотягиваем до этого.

— То есть признать надежность России как заемщика должны все три агентства?

— Хотя бы два из них. Это будет сигнал для крупных западных инвесторов, что в Россию можно вкладывать деньги.

Тем временем

Если судьба «излишков» Стабфонда пока решается, то с его основными средствами теперь все более-менее ясно. Премьер-министр РФ Михаил Фрадков подписал постановление, которое определяет правила управления средствами Стабфонда.

Этого давно ждали, поскольку накопленный «на черный день» запас невыгодно хранить «мертвым грузом». По оценкам специалистов, инфляция уже «обесценила» его на 9 миллиардов рублей. Деньгам надо найти работу, желательно прибыльную. Этим и займется минфин, которому поручено управление средствами Стабфонда. К декабрю министерство должно разработать все необходимые нормативные документы. Еще два месяца отводится на то, чтобы заключить с Центробанком договор об управлении средствами Стабфонда, депозитарный договор и договоры об учете средств фонда в иностранной валюте. А потом минфин начнет продавать ЦБ разрешенную иностранную валюту (доллары США, евро, фунты стерлингов), составляющую инвестиционный портфель. В него также могут войти долговые обязательства Австрии, Бельгии, Финляндии, Франции, Германии, Греции, Ирландии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Португалии, Испании, Великобритании и США. Минфин обязали после завершения очередного квартала представлять в правительство отчеты о результатах инвестирования средств фонда.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *