Иван Родионов: «Больше истратить – не значит лучше»

Иван Стерлигов
Журнал «Справочник секретаря и офис-менеджера»
Насколько эффективны попытки государства наладить финансирование венчурных проектов, рассказал Opec.ru член административного совета Российской ассоциации прямого и венчурного финансирования, профессор ГУ-ВШЭ Иван Родионов.

В 2009 г. Российская венчурная компания подверглась жесткой критике и проверкам со стороны Генпрокуратуры, а ее гендиректор Алексей Коробов подал в отставку. Юрий Аммосов, в 2006-2007 гг. – сотрудник Минэкономразвития и один из создателей РВК – доказывал, что прокуроры просто не понимают специфики венчурных инвестиций.

Новым руководителем РВК стал Игорь Агамирзян, но до заседания совета директоров компании он избегал говорить о том, как будет реформирована ее работа. Заседание должно состояться в рамках проходящего в эти дни Петербургского форума. Но директор департамента Минэкономразвиия Иван Осколков во второй половине мая говорил, что РВК может создать фонд для финансирования инновационных проектов на посевной стадии (не менее 2 млрд руб). В каждом проекте на долю фонда будет приходится до 75% инвестиций (остальные – частные), и фонд за полтора-два года сможет профинансировать 75-100 проектов.

С момента создания РВК в конце 2006 г. сформировала 7 частно-государственных венчурных фондов объемом 19 млрд руб. Но их инвестиции составили лишь 2 млрд. Насколько удовлетворительны такие показатели, Opec.ru поинтересовался у Ивана Родионова  – члена административного совета Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования, профессора ВШЭ, члена советов директоров нескольких крупных компаний.

— Часто результаты работы РВК называют провальными. Вы согласны с такой оценкой?

— Нет, на мой взгляд, компания работала и работает нормально. Действительно, существует задержка с инвестированием, составляющая около года. Но она связана не с работой компании, а со сменой команд сначала в МЭР, а потом в самой РВК. Считаю, что простаивание капитала связано именно с этим, а не с кризисом, как иногда говорят.

— РВК часто противопоставляется РОСНАНО. Последняя за более короткий срок инвестировала гораздо более внушительные суммы.

— Больше истратить — не значит лучше. Кроме того, и задачи о компаний разные. У РВК — это создание института венчурного инвестирования, а у Роснано — самой индустрии. Мы все прекрасно представляем реальное количество перспективных нанопроектов в нашей экономике. Так что еще вопрос, насколько успешно были вложены эти деньги.

– Складывается впечатление, что требование «нанотехнологичности» уже перестало быть для РОСНАНО обязательным. Пищевая упаковка, RFID — все это довольно далеко от нано.

— А зачем тогда было создавать такую корпорацию, которая не следует своему заявленному назначению?

— Возможно, это вторая попытка привить венчурные механизмы поддержки инноваций? Скажем, и у РВК, и у РОСНАНО есть проекты по созданию химических заводов похожего масштаба.

— Нет, никакой связи тут нет. РВК — это другие деньги и другие проекты — на другой стадии развития. Тратить деньги не проблема — желающих получить их хватает. Проблема в обеспечении возврата инвестиций с хорошим доходом.

— Вам не кажется, что юридически допустимые формы инвестирования у РОСНАНО позволяют гораздо больше?

— У РВК есть только один инструмент — закрытые ПИФы. Ее обвиняют в том, что деньги этих ПИФов вкладывались в иностранные компании. К РОСНАНО таких претензий не было.

— Какие задачи стоят перед новым руководством РВК во главе с Игорем Агамирзяном? Велико ли у него пространство маневра?

— В РВК готовится новая стратегия. Это нормально, прошлый документ трехлетней давности частично устарел. Думаю, сейчас во время Экономического форума в Петербурге эта стратегия имеет шансы быть принятой советом директоров. Предложения новой команды представляются разумными, но озвучивать и комментировать их, конечно, преждевременно.

— Существует еще одна довольно крупная госпрограмма поддержки венчурной индустрии. Речь о региональных венчурных фондах Минэкономики. Есть ли у них будущее и каково оно?

— Основная проблема с ними была и остается очевидной — это кадры, которых пока в регионах не хватает. Нужно поблагодарить команду Андрея Шарова из МЭР за большую работу и начинать думать о передаче этих фондов в ведение РВК или РОСНАНО. В нынешнем виде они явно устарели по своей идеологии. Напомню, появились они за два года до РВК. Несколько фондов работают совершенно нормально, особенно те, что сформированы московскими УК, в т.ч. «Альянс-Росно» и «Тройка-Диалог». Их проекты не хуже, чем у фондов РВК.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *