Инвестиции по-русски

Олег Максименко
E-xecutive
Интервью. О своем инвестиционном проекте рассказывают президент компании «Еврокоммерц» Григорий Карповский и управляющий директор по инвестициям Troika Capital Partners Гедрюс Пукас.

— Григорий, почему вашим стратегическим партнером стала «Тройка»?

Григорий Карповский (Г.К.) – Бизнес, которым мы занимаемся, – капиталоемкий. Поэтому вначале главной была задача привлечения капитала. Решили мы ее нетрадиционно, предложив партнерство ряду коммерческих банков, дав им возможность не только получать проценты по кредитам, но и участвовать в доходе от нашей деятельности. Такое сотрудничество длилось в течение нескольких лет, и мы очень благодарны банкам, с которыми работали – при их поддержке мы смогли серьезно развить проект, стать лидерами рынка.

Однако на этом этапе наш бизнес состоял из большого количества юридических лиц и не был прозрачным. Как следст­вие, мы не имели доступа на рынки капитала. Для того чтобы решить эту задачу, нам требовался новый сильный партнер. Из нескольких предложений самым ценным для нас оказалось то, которое сделала Troika Capital Partners, входящая в Группу компаний Тройка Диалог. Дело даже не в день­гах, хотя их наличие – очень важный фактор, дело в интеллектуальных усилиях, которые приложила «Тройка» к нашему бизнес-проекту. Сегодня мы являемся одним из крупнейших заемщиков. В конце 2008 – начале 2009 года мы собираемся сделать нашу компанию публичной и провести IPO. Наша дальнейшая цель – занять первое место среди факторинговых компаний на Евразийском пространстве.

— Вы говорите о радостных событиях, но ведь были и сложности? А то мы с вами построили какой-то пряничный домик – в жизни так не бывает!

Гедрюс Пукас (Г.П.) – Как раз именно так и бывает, когда ты четко просчитываешь свои задачи и ставишь конкретные цели.

Г.К. – По-другому быть не может. Любая проблема либо преодолевается и превращается в достижение, либо все останавливается. Недаром говорят, что бизнес очень похож на велосипед – чтобы не упасть, нужно крутить педали.

Мне кажется, в данный момент большие сложности возникают не у тех, кто хочет привлечь инвестиции, а у тех, кто стремится вложить деньги в проект. Хороших проектов немного, и очень трудно правильно сориентироваться. Чтобы привлечь серьезные инвестиции, необходимо, во-первых, иметь хороший бизнес, и во-вторых, сделать этот бизнес прозрачным и партнерским, то есть, чтобы он был комфортен для инвестора. Это очень непростая задача. Нам пришлось приложить много усилий для того, чтобы соответствовать этим критериям. И сейчас наш бизнес абсолютно прозрачен по всем показателям: мы имеем международные рейтинги, большую историю международной отчетности, прозрачную структуру, которую нам создавали лучшие юристы с мировым именем.

Г.П. – Поэтому, несмотря на то что финансовые рынки сейчас «лихорадит», мы продолжаем зарабатывать, а не терять деньги.

Чем в плане привлечения инвестиций Россия отличается от Запада?

Г.П. – Ничем. Россия не уникальна. День­ги – они везде деньги. Инвесторы разные, но все готовы вкладывать, чтобы заработать. Что касается рисков, то в России они не выше и не ниже – они просто другие. Работая в России, инвестор анализирует другой набор рисков, но так же, как на Западе, ищет инвестиционную привлекательность.

Знаете, есть такая шутка, что каждый инвестор борется с двумя вещами – со страхом и жадностью. При определенном балансе и получаются инвестиции. А если серьезно, то у России сегодня две большие проблемы, которые тормозят ее развитие: качество команд и инфраструктура.

То есть, как и двести лет назад: «дураки и дороги»?

Г.П. – Можно сказать и так, хотя сегодня эта проблема стала глубже и шире…

Г.К. – Если Вы имеете ввиду принципиальные технологические различия, то их практически нет. Любой проект – как в России, так и на Западе – имеет определенные этапы развития, на каждом из которых есть заинтересованные инвесторы. Есть венчурные фонды, которые вкладывают деньги на самой первой стадии, порой на уровне идеи. Далее проект подхватывают фонды прямых инвестиций, затем начинается pre-IPO финансирование, IPO, и наконец, в игру вступают инвесторы, которые покупают бумаги уже торгующихся публичных компаний.

— Гедрюс, почему вы уделяете такое большое внимание именно факторингу?

Г.П. – Это наша политика. Логика очень проста – мы не смотрим на природные ресурсы, не смотрим на отрасли с сильным участием государства. Почему? Потому что мы не хотим иметь дело с устаревшими неправильно мотивированными командами и с теми, кто мыслит прошедшим днем, не смотрит в будущее. Это, во-первых. Во-вторых, потребление в России сейчас растет большими темпами. И этот темп продолжится в будущем, так как на сегодняшний день российский потребительский рынок один из самых ненасыщенных. Он еще долго будет развиваться очень быстро. Поэтому очень важно присутствовать на нем уже сейчас.

Г.К. – Российскому потребительскому сектору еще есть куда развиваться. Более того, можно сказать, что он недооценен. Россия идет через определенные этапы, которые уже пройдены странами Западной и Восточной Европы. Внимательно взглянув на них, можно увидеть, как будет развиваться наш потребительский рынок в будущем.

— Возможно ли применение отработанной вами схемы в других отраслях, например в нефтегазовой?

Г.П. – Фонд прямых инвестиций под управлением Troika Capital Partners финансирует компании, рост стоимости которых обусловлен увеличением потребительского спроса. Это, прежде всего, ретейл, логистика, финансовый сектор, услуги, производство продуктов питания. Поэтому нефтегазовый сектор в эту концепцию просто не входит. К сожалению или к счастью, я не способен прийти к президенту или в правительство и предложить проект на $250 млрд. Хотя такие люди в нашей стране, конечно же, есть. Если бы я мог играть в том секторе, если бы хватило мускулов и денег, я бы там играл, наверное.

Г.К. – Надо сказать, что есть огромное количество инвесторов, которые гораздо мельче, чем фонд Russia New Growth Fund, ставший акционером компании Еврокоммерц, и они не могут играть на том же поле, на котором играет Тройка Диалог. Просто у них нет такой возможности, ни в части финансов, ни в части команды.

Лихо закручено!..

Г.К. – Возвращаюсь к вопросу. Есть предприниматели, например, Олег Тиньков, которые один раз поняли, как строится бизнес, по каким лекалам. И успешно применяют эти «лекала» в различных секторах экономики. И Тиньков не единственный. Есть целая когорта предпринимателей, которые в наследство от Советского Союза не получили ничего, кроме образования…

Г.П. – Образования и головы. Это гениальные люди! Они начинали с нуля. У них не было богатых родителей и госпредприятий, которые они приватизировали за копейки.

Григорий, а вы тоже с нуля начинали?

Г.К. – «Еврокоммерц» начинал с инвестиций, доступных для очень многих. Любой собственник квартиры в Москве может ее заложить, получить кредит и попытаться сделать то же самое.

Г.П. – Такие инвестиции доступны практически для любого москвича. Хотя в России до сих пор очень мало предпринимателей, готовых заложить квартиру, чтобы начать бизнес, тем более большой бизнес. Фантазии и смелости большинст­ва хватает на киоск, туристическое агентство, салон красоты или автомойку.

Г.К. – Когда мне говорят, что для развития бизнеса недостаточно денег – это точно не то, чего реально не хватает. Если делать все правильно, то деньги всегда можно привлечь.

— Какой следующий шаг готовится сделать «Еврокоммерц»?

Г.К. – Если говорить об инвестициях, то наша ближайшая цель – IPO. Мы рассчитываем, что в российском финансовом секторе это будет одно из самых сильных первичных размещений. Ждать осталось недолго – год-полтора. Если рынки будут развиваться, то «Еврокоммерц» совершенно точно ждет успешное развитие…

— Как я понимаю, на плохих рынках вы тоже умеете работать.

Г.К. – Безусловно. Но IPO мы на плохом рынке делать не будем, у нас нет в этом острой необходимости.

Г.П. – Ни у менеджмента, ни у нас нет планов «откэшиться» на этом IPO и выйти из бизнеса.

Г.К. – Это не финальная точка.

Г.П. – Многие компании не понимают одного – жизнь на этом не заканчивается. У них есть план сделать IPO, а дошли до него и: «Ой, а теперь что делать будем?»

— Как в анекдоте, когда два альпиниста сидят на вершине и один другому говорит: «Ну, вот мы и здесь. Ну и что?».

Г.К. – IPO – это альпеншток, который позволяет взбираться выше по более отвесной скале.

Г.П. – Мы хорошо просчитали свои достаточно амбициозные планы и понимаем, что для их реализации денег у нас пока хватает. А чем мы позже выйдем на IPO, тем наша оценка будет выше. Если мы не разместимся в 2008-м или в начале 2009-го, значит, нам хватило денег, чтобы развиваться. А как только проведем IPO, значит, наши планы превзошли наши возможности.

Г.К. – И это значит, что мы движемся верной дорогой. Если денег хватает, значит, идея неудачная. Денег не должно хватать. IPO – это для нас не цель, а средст­во. Это следующий этап, который позволит сделать наш бизнес еще больше.

Журнал «Финанс.» №3 (3) Октябрь 2007

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *