Федор Спиридонов: «Когда становится понятно, что компания стоит на грани развала, — вот тогда самое время для покупки»

Александр Шенаев
Акционерный вестник
Коллекторские агентства и оценщики — пожалуй, первые, кто погреет руки над пламенем рецессии: работы у них хоть отбавляй. По каким правилам рассчитывать стоимость компании во время финансового хаоса? Как этой цифрой управлять? Почему в сегодняшних условиях нельзя покупать долги у банка? На эти и другие вопросы E-xecutive отвечает управляющий партнер консалтинговой группы «SRG» Федор Спиридонов.

Для сборщиков долгов и компаний, занимающихся оценкой стоимости бизнеса, нынче настала пора «сенокоса». В последние годы бизнес просто пух от дешевых кредитов, бравшихся под залог собственных активов. Кредитный пузырь лопнул, а вместе с ним сдулась и капитализация предприятий. Банки, напуганные отсутствием ликвидности, вовсю трясут нерадивых заемщиков. По заказу финансовых институтов оценщики определяют справедливую стоимость активов должников, а коллекторы разбираются с «плохими» долгами.

Группа «SRG» встретила рецессию во всеоружии. Структура холдинга как будто специально заточена для работы в новых условиях. В ее состав входит три компании: SRG-Appraisal — оценка, консалтинг, due diligence, SRG-Collection — взыскание задолженности, судебное сопровождение и SRG-IT — разработки на основе модели SaaS. Партнерами и заказчиками группы выступают крупнейшие российские и западные банки, предприятия. Управляющий партнер SRG Федор Спиридонов о кризисе, оценке бизнеса и сборе долгов в новых условиях – в интервью E-xecutive.

E-xecutive: Как правило, процедура duediligence проводится в компаниях, готовящихся к продаже. Так ли это на самом деле?

Федор Спиридонов: Как показывает практика, далеко не всегда проводится процедура due diligence даже при продаже бизнеса. Однако, due diligence — это не только определение какого-либо вида стоимости бизнеса (рыночной, инвестиционной), это еще и проведение финансового и правового аудита. Любой собственник коммерческого предприятия заинтересован не только в доходах от своего бизнеса, но и в росте капитализации своего бизнеса, что по сути отражает стоимость продажи бизнеса.

E-xecutive: Часто ли в России оценщикам отводится роль тех, кто подтверждает, а не оценивает?

— Часто оценка требуется в целях подтверждения достоверности сделки для статьи сороковой Налогового Кодекса «Принципы определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения». Однако бывают случаи, когда оценщик не согласен с мнением заказчика о возможной стоимости предмета оценки. И в данных моментах только опытный, c хорошей репутацией оценщик может провести высококвалифицированное консультирование, объясняющее ошибочные стороны точки зрения заказчика. Ведь дезинформация — это мина замедленного действия, которая может взорваться в самый неподходящий момент.

E-xecutive: На какое вознаграждение может рассчитывать оценщик?

— Тут существует некий парадокс. Собственнику не выгодно платить большие деньги консультанту, когда оценивается небольшой бизнес. В этой ситуации заказчик скорее будет ориентироваться на процент от суммы, которую планирует вложить в будущий проект. Но в то же время, Закон «Об оценочной деятельности» запрещает привязывать вознаграждение консультанта к стоимости объекта. В любом случае собственник, как правило, готов потратить на оценку не более 1-2% от стоимости бизнеса.

E-xecutive: Принято считать, что справедливую стоимость компании определяет рынок и только рынок. Но в России редкая компания становится публичной. Как в этой ситуации актуализируется роль компаний, занимающихся оценкой бизнеса?

— К нам часто обращаются, когда требуется рассчитать стоимость бизнеса для сделок M&A. При покупке и продаже бизнеса фигурирует два вида стоимости: рыночная и инвестиционная, причем последняя, как правило, выше. Когда покупатель нацелен на какой-то бизнес, он в первую очередь формирует для себя инвестиционную стоимость, то есть ожидания от приобретаемого бизнеса, выраженные в деньгах. Это могут быть полезные синергетические эффекты в связке с основными активами или проблемы при интеграции в общую структуру. А продавец занят повышением своей рыночной стоимости, которую он, естественно, осознает. Вдобавок он пытается понять, какая же инвестиционная стоимость его бизнеса для покупателя. Вот между двумя этими стоимостями происходит их спор, их разговор и взаимоотношения. А наша задача — им помочь.

E-xecutive: Экономическая теория предлагает несколько подходов оценки бизнеса. Из основных: затратный, доходный и сравнительный. Каким подходам рынок сейчас доверяет больше всего?

— До кризиса использовали все подходы. Сейчас сравнительный не подходит — сделок мало, а брать для сравнения докризисные сделки не совсем правильно. Остаются затратный и доходный. Но мало кого волнует, какие затраты компания несла до кризиса. Поэтому остается доходный подход. Именно на него сегодня все ориентируются в первую очередь. То есть тот доход, который может давать бизнес сегодня.

E-xecutive: Как компании могут управлять собственной стоимостью? Какой специалист должен это делать?

— Любой собственник бизнеса должен отслеживать два показателя: доход, который приносит бизнес, и стоимость этого бизнеса. Если дохода нет, а рост стоимости не покрывает убытки, — бизнес не выгодный. Если компания получает большой доход, но стоимость при этом снижается, — это ничуть не лучше. В сегодняшних реалиях, когда прогнозам сложно доверять, не лучшее время готовить бизнес на продажу. На мой взгляд, надо концентрироваться только на доходах: увеличивать прибыль или снижать убытки. Инвесторы ждут больших дисконтов, и вряд ли это устроит собственников хорошо функционирующего бизнеса. Работать над увеличением дохода должны буквально все сотрудники компании.

E-xecutive: За счет чего компания может повысить собственную стоимость?

— Надо смотреть на потенциальных покупателей бизнеса. Попытаться предугадать их интересы и требования, которые они предъявили бы потенциально востребованному для них бизнесу. После этого останется подстроиться под эти требования и сделать вывод о той стоимости, которую готов выложить инвестор за ваш бизнес.

E-xecutive: При покупке мелкие хозяева продаваемых бизнесов стремятся получить за свои предприятия максимальную цену. Исходя из каких показателей определяется справедливая оценка той или иной компании? Есть ли среди профессионалов некие бенчмарки, на которые нужно ориентироваться хотя бы приблизительно — например, только выбирая объект для покупки?

— В каждой отрасли есть свои показатели. Можно выдумывать какие угодно универсальные бенчмарки, но профессионал на каждом узкоспециализированном рынке сможет их с легкостью опротестовать. Небольшие компании в первую очередь должны быть нацелены на потенциального инвестора. Нужно понимать, исходя из чего они сейчас действуют. А исходят они сейчас из тех негативных ожиданий, которые есть на рынке: хотят с большим дисконтом купить максимально выгодные активы.

E-xecutive: Кризис для инвестора — благо?

— В первую очередь кризис хорош тем, что дает инвестору шанс увидеть, какой же бизнес, обладая качественными показателями, задыхается от нехватки финансирования. Когда становится понятно, что компания стоит на грани развала, — вот тогда самое время для покупки. Инвестор сейчас руководствуется именно такой логикой.

E-xecutive: В последние пару лет банки охотно раздавали кредиты под залог активов компаний. Теперь в отношениях между кредитором и должником частенько звонят margincalls. Значит ли это, что у оценщиков прибавилось работы?

— Если рассматривать отношения оценщиков и банков, то можно заметить такую тенденцию: вначале оценочные компании занимались оценкой залогов для новых кредитов, сейчас основная работа — переоценка. Появилось ли больше работы? Скорее, все осталось на прежних уровнях. Появляются дополнительные ниши для оценщиков, например, оценка для суда. Многие долги сейчас возвращаются только через суд.

E-xecutive: Можно ли сказать, что банки — это главные клиенты оценщиков?

— Банки — достаточно большой и важный сектор, но не единственный. Я бы не стал списывать со счетов государственный сектор и крупные корпорации. В кризис самое время избавляться от непрофильных активов.

E-xecutive: Для качественной оценки бизнеса необходима хоть какая-то стабильность в обозримом будущем. В настоящее время никто не знает, что будет даже в следующем месяце. Возможна ли достоверная оценка в период кризиса?

— Конечно, горизонт оценки — это один из важных показателей оценки бизнеса. Скажу больше, по закону об оценочной деятельности, нельзя проводить оценку на будущий период, что вполне логично. Да, сегодня отсутствуют четкие прогнозы, сегодня достаточно низкая ликвидность. Все это негативно сказывается на стоимости, что и отражается на результатах оценки. Но оценку делать можно, исходя из доступных характеристик, и она будет действовать.

E-xecutive: Но, вероятно, эта оценка будет не столь точной, как в докризисное время?

— Рыночная стоимость компании формируется на открытом рынке, где стороны располагают достоверной информацией об объекте сделки. Сейчас рынок ограничен, а значит, такой информации меньше. Но если сделка по этой цене совершается, значит, стоимость достоверна.

E-xecutive: Помимо оценки бизнеса одна из компаний вашей группы оказывает кредиторам коллекторские услуги. Как изменилась ситуация в сфере сбора долгов с момента начала кризиса?

— Заказов у коллекторов прибавилось, но в то же время ухудшается качество долгового портфеля, передаваемого коллекторам. Причем собираемость значительно снизилась. У населения просто нет денег, чтобы отдавать долги.

E-xecutive: Как же ваше коллекторское агентство компенсирует снижение доходов?

— У коллекторов есть несколько инструментов для того, чтобы оставить доход на том же уровне. К примеру, они могут увеличить свой собственный гонорар. Поскольку работа проводится та же самая, а качество портфелей долгов падает, они имеют на это право. Второй способ — увеличивать объем за счет наиболее интересных портфелей, где срок просрочки меньше и степень самостоятельной проработки должников клиентом ниже.

E-xecutive: Известно, что коллекторы могут работать с кредитными организациями на условиях аутсорсинга, а могут выкупать у банков или компаний «плохие» кредиты с дисконтом к рынку. Какая из этих двух схем выгоднее для сборщиков долгов и для их клиентов в период кризиса?

— Долги, которые сейчас продаются банками, как правило, достаточно старые. Они уже проработаны несколькими коллекторами и банковской службой по взысканию долгов. Насколько мне известно, такие долги продаются с дисконтом до 1% от стоимости портфеля. В сегодняшних условиях я бы не рисковал покупать такие портфели, поэтому SRG работает с банками только как аутсорсер.

E-xecutive: Помимо поста управляющего партнера группы SRG Вы входите в состав органов управления нескольких отраслевых ассоциаций, в том числе региональных. До кризиса на регионы возлагались большие надежды. Как сейчас чувствуют себя оценщики в регионах?

— Известные в регионах оценщики, которые работали с государственными структурами и крупнейшими банками, сейчас чувствуют себя, может быть не так хорошо, как в прошлом году, но и не неплохо. Те же, у кого не было стабильных объемов работы, чувствуют себя гораздо хуже. Но такая ситуация во всем бизнесе.

E-xecutive: Планирует ли SRG выходить в регионы?

— Для оценочного бизнеса время еще не пришло. Мы планируем наступление как коллекторы. В первую очередь нас интересуют города-миллионники, в которых существуют высокоразвитые кредитные и телекоммуникационные организации.

E-xecutive: Судя по вашим планам, у оценщиков сейчас все не так плохо, как в остальных отраслях?

— Я не могу пожаловаться, что мы чувствуем себя совсем плохо. У нас есть работа. В бизнесе же как? Если люди профессионально занимаются своей деятельностью, у них всегда будет работа, и на них всегда будет спрос. Но для этого надо быть высококлассным специалистом и посвящать работе массу времени.

E-xecutive: Вы — обладатель MBA Всероссийской Академии Внешней Торговли. К тому же учились на повышение квалификации в Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова. Удается ли вам применить бизнес-образование в повседневной работе? Если да, то в какой степени?

— Знания приносят свои плоды. Особенно полезны те лекции и семинары, которые проводят практики. До сих пор в памяти остались некоторые занятия. Однако так же могу сказать, что часть знаний оказалась невостребованной. Часто теоретики не успевают за жизненными тенденциями. Конечно, образование в любом случае полезно, но я советую начинать учиться на MBA уже с опытом работы на руководящей должности не менее двух-трех лет.

Мнение управленца, базируясь на теоретических знаниях, корректируется и формируется на основе практических фактов, вынесенных из прошлого опыта, а также нынешней деятельности.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *