Аудит, вода и масло

Полина Русяева
ИА «Финмаркет»
Константин Гориславцев, 42-летний владелец аудиторско-консалтинговой группы «Гориславцев и Ко», отошел от оперативного управления бизнесом, начал рисовать картины и оздоравливать тела и души, чтобы животное начало не взяло верх над Homo sapiens.

Середина января. Мороз минус 15. По Кремлю гуляют двое: одетый в меховую куртку мальчик двенадцати лет и его отец — крепкий подтянутый мужчина в летних шароварах, футболке и сандалиях на босу ногу.

— С вами все нормально? У вас все в порядке? — один за другим спрашивают милиционеры, обращаясь к взрослому.

— Да, конечно, у меня все хорошо! — неизменный ответ.

У Константина Гориславцева всегда все отлично, и вокруг него должно быть так же.

Перед встречей с корреспондентом СФ Гориславцев сообщил по телефону: «Я создал Центр оздоровления души, разработал методику. Помогаю людям перейти на следующий уровень существования». И дал несколько ЦУ, которые следовало выполнить журналисту, чтобы интервью состоялось. Я сходила на выставку английского живописца Уильяма Тернера и прослушала симфонии N40 Моцарта и N5 Бетховена. В день интервью я приехала к 9 утра на специальное занятие (еще одно требование Гориславцева) и вместе с сотрудниками его компании полтора часа занималась йогой, цигуном, восточными единоборствами и обычной утренней зарядкой. По мнению Гориславцева, проделанное должно было «расширить и возвысить» мое сознание. Только после всего этого я, человек, пишущий «о такой низменной субстанции, как зарабатывание денег», была допущена к телу.

«Когда я был другим человеком»

— Скажите, кто такой «человек»?

Гориславцев задает вопрос и, выжидая, смотрит на меня. Я не понимаю, требуется ли ответ.

— Живое существо, обладающее разумом, индивид,— предполагаю я, заведомо чувствуя, что промахнусь с ответом.

— С точки зрения Вселенной, человек представляет собой три функционирующих энергетических центра: задняя часть мозга, душа-сердце и половые органы.

Спустя 5-10 минут становится понятно, что речь Гориславцева всегда строится на вопросах. Поскольку суждения окружающих почти всегда отличаются от его собственных, за вопросом неизменно следует правильный ответ Гориславцева.

Когда 15 лет назад он создавал свою компанию, его вопросы к себе и к миру были проще, да и ответы не столь оригинальны, как сейчас. 1990-е годы бизнесмен вспоминает как нечто очень далекое, и за пару часов беседы несколько раз употребляет фразу «когда я был другим человеком…». Тогда он был как все бизнесмены: вкалывал, бился с конкурентами — в общем, активно занимался развитием собственного дела. Сегодня «Гориславцев и Ко» входит в десятку крупнейших аудиторских компаний страны и занимает 20 позицию в сотне крупнейших консалтинговых фирм (рейтинг журнала «Деньги» по итогам 2007 года). Ее выручка в 2008-м составила $35-40 млн. Но, похоже, владельца уже давно интересует вовсе не аудит.

«Я достиг на этом поприще своего максимума, понял, что реализовался как бизнесмен, и свернул на новую стезю»,— вспоминает Гориславцев. К наступлению нового века он осознал, что может создать «хоть десять таких компаний, но зачем?»

— По-вашему, владельцы компаний, которые занимаются оперативным управлением, живут неправильно? — задаю я вопрос.

— Конечно. Жизнь — это же реализация души и сердца. За этим приходим мы на эту землю и совершаем божественное восхождение,— с проповедническими интонациями в голосе объясняет некогда «другой человек».

Гориславцеву удалось устроить все так, что с компаниями-конкурентами теперь сражается не он сам, а его менеджеры. В частности, его родная сестра Марина Клопотовская. У самого бизнесмена нашлось время поднять голову и оглядеться. И увидеть красоту.

«А мне жарко!»

Как произошла эволюция человека-животного к человеку разумному? С этого вопроса к самому себе началось «прозрение» владельца консалтингового бизнеса.

Гориславцев принялся читать древние книги, манускрипты, изучать скрижали. Вжившись в роль исследователя, зачитался индийской «Махабхаратой», тибетской «Книгой мертвых». Чтение мудрых книг перед сном стало частью его жизненного рациона.

Параллельно Гориславцев начал изучать систему оздоровления организма, созданную Порфирием Ивановым. Бизнесмен считает, что только закаленный телом способен стать гармоничной личностью. Каждые утро и вечер он ныряет в прорубь возле своего дома в Строгино, бегает босиком по снегу, обливается холодной водой.

Одежда, в которой он гулял по Кремлю с сыном,— естественное его повседневное обличие. Точно так же он приехал и на интервью. «А мне жарко! — объясняет Константин.— Мне абсолютно не нужны одежда и обувь — таковое потребление у меня отсутствует. У человека уже есть одежда — кожный покров».

Кроме того, сто часов в неделю (в общей сложности четверо суток) он не ест и не пьет, питаясь «чистой энергией». Первое время перепады в весе составляли 5-6 кг.

Гориславцев отпивает минералку из стакана с лимоном и объясняет, что его занятия с телом, сознанием и душой привели к тому, что он научился «считывать поле Вселенной».

— Вы хотите сказать, что чувствуете сигналы извне?

— Да, я много чего слышу и вижу. Вот вы меня сейчас видите или чувствуете? — Константин резко встает и за пару шагов отдаляется от меня метра на два-три.

— Вижу.

— Когда начнете меня чувствовать, скажите,— и он медленно приближается ко мне.

— Я чувствую, что вы ко мне идете.

— То есть вы чувствуете вибрацию. Ну вот! — радостно восклицает Гориславцев. И добавляет: — Так и я получаю информацию оттуда.

Пять лет назад «оттудашной» информации стало так много, что появилась потребность как-то ее выплескивать. И Гориславцева вдруг потянуло к живописи. На 38-летие жена и сестра подарили ему холсты, кисти, краски — полный набор художника. Подумали: пусть попробует, раз хочется. Если ничего путного не выйдет — успокоится. Гориславцев попробовал и не успокоился: «Рисовать умеет каждый, все мы водим ручкой на бумаге во время совещаний, изображаем «точка, точка, закорючка, получился человечек». Но я решил серьезнее подойти».

«За этим же экономика будущего»

Гориславцеву не нравится ходить в Третьяковку. Большинство работ в главной художественной галерее страны он называет «что вижу, то и пишу»: мол, один-два раза посмотрел, что репинским бурлакам тяжело, и достаточно. Потому что им как сто лет назад было трудно, так и сейчас. Две трети работ в галерее он и вовсе называет «раскрашенными картинками». «Это неинтересно»,— категоричен художник-самоучка.

У самого Гориславцева уже 118 картин. Около 20 работ украшают стены офиса его компании. Над каждой специальная лампочка-подсветка, в нижнем правом углу можно разглядеть инициалы автора.

Первые работы чем-то напоминают школьные картинки. Маслом на картоне Гориславцев неуверенной рукой писал пейзажи. Так рисуют дети, неожиданно увидевшие что-то интересное, но не умеющие это изобразить. Сам автор называет это «недопроявленным бытием».

Художественного образования у Гориславцева нет — по первой профессии он музыкант (закончил Гнесинское училище по классам баяна и дирижирования). Рисовать бизнесмен начал по наитию, и лишь позже взялся за специальную литературу. Со временем рука стала тверже — по крайней мере, контуры становятся более четкими. Пару лет назад Гориславцев заинтересовался урбанистической темой: городскими постройками и видами мегаполиса. Основная идея последних работ — попытка воспроизвести «другой мир».

Гориславцев резко встает и подлетает к выключателю: «Я меняю свет — и картина по-новому звучит, смотрите. Цвет выражает чувства — это мой новый уровень творчества, я приступил к решению цветовых задач».

На одну картину у него обычно уходит полгода-год, но работа идет над несколькими полотнами одновременно.

— Есть у вашего творчества поклонники? — перевожу я разговор на более приземленную тему.

— Недавно приходил знакомый банкир, хотел купить одну работу за 25 тыс. руб.

Картину «Садовая плаза», которая привлекла внимание банкира, Гориславцев нарисовал для жены Инны. Она работает вице-президентом компании «Транстелеком», и «Плаза» висит у нее в кабинете. На картине в сумрачно-насыщенных тонах изображено высотное здание на Долгоруковской улице, в котором раньше работала Инна. Сделка с банкиром не состоялась, потому что Гориславцева ни продавать, ни отдавать подарок мужа не захотела — самой нравится.

Впрочем, несколько раз бизнесмен получал деньги за свое творчество. «От друзей,— признается Гориславцев.— Если человеку понравилось — пожалуйста». Так, за раннюю работу «Заимка» (зимний пейзаж в серо-коричневой гамме размером 18,5 х 22,5 см) бизнесмен выручил $200.

Гориславцев показывает фотоснимок этой картины и, видимо, прочитав легкое недоумение на моем лице, произносит: «Я же не профессиональный художник, а любитель. Я пишу потому, что не могу не писать».

Он тут же заявляет о ближайших планах начать писать книги, потом — сценарии по ним, следом — снимать фильмы. А еще собирается организовать коллектив музыкантов, исполняющих симфоническую и русскую народную музыку, чтобы дать выход музыке, звучащей у него в голове.

Но пока все творческие задумки остаются планами. Гориславцев поглощен идеей создания и развития «Центра оздоровления души». По признанию бизнесмена, на сегодня его больше ничего не интересует: «За этим же экономика будущего».

«Они хотят спать, хотят лениться»

Однако Гориславцев успевает следить и за основным бизнесом.

— Когда начался кризис, мы, не откладывая, разработали концепцию на ближайшие годы,— сообщает бизнесмен.

— Для этого вы приехали на работу?

— Да нет, ко мне приехали менеджеры, показали планы по развитию. Я утвердил, они начали реализовывать.

Но по большому счету компания «Гориславцев и Ко» — не столько бизнес для своего владельца, сколько экспериментальная площадка. Гориславцев уже приобщил к своему образу жизни пятнадцать сотрудников (почти половина офиса) и называет их «мои ученики». Специально для них на работе по утрам два раза в неделю проходят занятия (на одном из них я и побывала).

— Это дело добровольное? Или кнутом загоняете?

— Ну-у-у,— Гориславцев ухмыляется и вопросительно поднимает руки кверху.— Кто-то сам, кого-то приходится порой понуждать. Рекомендую им сделать то и то, почитать что-то божественное. Я над ними как папа над детьми.

«Многие не хотят заниматься, не хотят развиваться, они хотят спать, хотят лениться. Животное начало берет абсолютный верх над Homo sapiens»,— по наблюдению Гориславцева, сотрудники компании, которые не посещают занятия, чаще ходят сонные и даже энергетически они менее стабильные.

Гориславцев не исключает, что «Центр оздоровления души», сосредоточенный пока в компании, может перерасти в бизнес. Хоть здоровье и бесценно, но аудитор со товарищи произвели первоначальную оценку: месячный курс занятий (два раза в неделю) стоит 1-7 тыс. руб. в зависимости от преподавателя. «Но пока все это — лишь будущее»,— говорит Гориславцев.

В Брюсовом переулке в Храме воскресения находится икона XVII века «Взыскание погибших». О ней Гориславцев рассказывает блаженным шепотом. Стоя перед этой иконой, он несколько лет назад попросил для себя жизнь до 120 лет. После этого сверху начала «приходить информация, как это сделать: то-то и то-то, таким-то образом». Может, имея такие контакты, Константин Гориславцев и правда построит бизнес на оздоровлении души.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *