Статистический портрет некоммерческого сектора России

Наталья Гетьман
Открытая экономика
По данным Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ГУ–ВШЭ, уровень занятости и добровольчества в российских негосударственных некоммерческих организациях сопоставим с аналогичным показателем в странах Восточной Европы, но значительно ниже, чем в странах Западной Европы. Однако множество организаций существует лишь на бумаге, таких больше половины. Они искажают наши представления о потенциале российского некоммерческого сектора, его ресурсах и способности решать социально значимые задачи, отмечает директор Центра Ирина Мерсиянова
Ирина Мерсиянова

Результаты эмпирических исследований гражданского общества, которые ведет Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ГУ-ВШЭ (научный руководитель Центра — первый проректор ГУ-ВШЭ Лев Якобсон) в последние годы, позволяют уточнить границы некоммерческого сектора как составной части гражданского общества, выявить число российских реально действующих НКО.

Центр осуществляет прикладные научно-исследовательские проекты, реализуемые по методологии и в партнерстве со Всемирным альянсом за гражданское участие (CIVICUS) — влиятельной независимой организацией, занимающейся исследованием гражданского общества, а также в партнерстве с Центром исследований гражданского общества Университета им. Джонса Хопкинса (США).

Численность организаций некоммерческого сектора экономики

По данным Росстата, общая численность некоммерческих организаций (исключая органы государственной и муниципальной власти) в России на 1 января минувшего года составляла 669,9 тыс. человек.

Законодательство предусматривает более 30 различных организационно-правовых форм НКО. Такое многообразие связано с тем, что в отличие от коммерческих организаций организационно-правовые формы НКО устанавливаются не только Гражданским кодексом (ГК РФ), но и рядом специальных законов.

Примерно половина от общего числа зарегистрированных НКО приходится на учреждения, общественные и религиозные организации (объединения) — 36% и 22%, соответственно, от общей численности НКО (рис. 1).

Рисунок 1. Структура некоммерческого сектора

По данным Росстата, общая численность НКО (исключая органы государственной и муниципальной власти) в РФ за период с 1 января 2008 г. по 1 января 2009 г. увеличилась с 655,4 тыс. до 669,9 тыс., или на 2 %.

Опережающими темпами росло число ТСЖ (почти на 20 тыс., прирост за год составил 77%), садоводческих и дачных товариществ (более чем на 2 тыс., прирост за год составил почти 5%), некоммерческих партнерств (более чем 1,5 тыс., прирост за год составил 6,5%), потребительских кооперативов (почти на 2 тыс., прирост за год составил 2,2%).

Наибольшее абсолютное сокращение числа наблюдалось среди общественных и религиозных организаций (их число сократилось почти на 8,5 тыс., т.е. на 5,5%), фондов (их число сократилось на 1 тыс., т.е. на 3,5%).

За пять лет

Динамика изменения численности некоммерческих организаций в разрезе их основных организационно-правовых форм за период 2004-2009 гг. (выборочно) представлена на рисунках 2 и 3.

Рисунок 2. Число НКО (без органов государственной и муниципальной власти) в 2004–2009 гг., по анным Росстата на 01.01.2009

Рисунок 3. Число общественных и религиозных организаций (объединений) в 2004–2009 гг. (выборочно по годам, по данным Росстата на 01.01.2009)

По критериям ООН

В числе организаций, которые официальная статистика относит к «некоммерческим» (опираясь на определение ГК РФ), есть такие, которые не относятся к структурам гражданского общества. Для статистического определения границ «расширительный» подход к перечню организационно-правовых форм НКО представляет известную проблему, уверена Ирина Мерсиянова. Вместе с тем уточнить границы можно, если воспользоваться подходом, принятым ООН. Согласно этому подходу, к некоммерческому сектору как сегменту гражданского общества рекомендуется относить такие организации, которые отвечают пяти критериям:

  • представляют собой организацию, имеющую юридический статус;
  • не преследуют цель получения прибыли и не распределяют прибыль между учредителями, членами и участниками;
  • независимы от органов госвласти;
  • являются самоуправляющимися;
  • образуются на основе добровольности, а не принуждения.

На этих основаниях из общей численности НКО (по данным Росстата) следует исключить организации, не соответствующие указанным критериям. Наиболее многочисленные группы — это органы государственной и муниципальной власти, созданные ими учреждения, а также потребительские кооперативы. За их минусом число российских зарегистрированных НКО составляло по данным на 1 января 2009 г. примерно 360 тыс. организаций.

Рисунок 4. Распределение некоммерческих организаций по организационно-правовым формам, соответствующим критериям ООН для структур гражданского общества (по данным Росстата на 01.01.2009)

На бумаге и на деле

Не секрет, что ряд организаций существует только на бумаге, не ведет по тем или иным причинам деятельности, предусмотренной их уставами. Такие организации искажают наши представления о потенциале российского некоммерческого сектора, его ресурсах и способности решать социально значимые задачи.

Вместе с тем информация о динамике численности реально действующих НКО могла бы послужить важным индикатором качества среды, в которой живет российский некоммерческий сектор, а также индикатором состояния гражданского общества.

Согласно результатам всероссийского обследования НКО, проведенного Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ГУ-ВШЭ в 2007 году, доля реально действующих НКО в общей численности официально зарегистрированных составляет не более 38%.

Таким образом, в действующее ядро некоммерческого сектора как сегмента гражданского общества сегодня в России входят приблизительно 136 тыс. некоммерческих организаций.

Сколько занятых в НКО?

Согласно данным всероссийского обследования НКО (Всероссийское обследование НКО, проведенное Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Государственного университета – Высшей школы экономики, 2009 г.), в негосударственных некоммерческих организациях по найму на условиях полного или неполного рабочего дня (полной или неполной рабочей недели) трудится 1,13% экономически активного населения России (люди в возрасте от 15 до 72 лет, по методологии МОТ). Данная категория используется для расчетов вместо доли занятых, чтобы снять зависимость занятых от экономических условий — уровня безработицы и т.п. Следует подчеркнуть, что занятость в некоммерческом секторе России носит, в основном, характер полной занятости — 79% сотрудников НКО работают полный рабочий день, то есть 40 часов в неделю. Частично занятые сотрудники НКО работают в среднем по 16,8 часов в неделю. В пересчете на полный рабочий день (при 40-часовой неделе) доля занятых в российском некоммерческом секторе составляет 0,89% численности экономически активного населения.

Рисунок 5. Трудовые ресурсы некоммерческого сектора (доля занятых в некоммерческом секторе в численности экономически активного населения в 2008 году, данные по России — 2009 г.)

Уровень вовлеченности

Труд добровольцев в той или иной мере используют более 75% российских НКО. Общий уровень вовлеченности в добровольческую деятельность в некоммерческом секторе в 2008 году составлял 3,02% от численности экономически активного населения (3,2% от числа занятых в экономике). В среднем добровольцы работают в НКО 26 часов в месяц. В пересчете на полную занятость получается, что трудовые ресурсы добровольцев равны 0,43% численности экономически активного населения или 0,46% от числа занятых в экономике. Таким образом, объем ресурсов добровольческого труда, задействованного в российских некоммерческих организациях, сопоставим с объемом трудовых ресурсов оплачиваемых сотрудников НКО. Можно дать и стоимостную оценку ресурсов труда добровольцев, участвующих в деятельности российских НКО: если бы труд добровольцев оплачивался также, как труд наемных сотрудников НКО, то стоимость ресурсов добровольного труда в некоммерческом секторе составила бы 16,5 млрд руб.

Половина россиян — филантропы в одиночку

Уровень занятости и добровольчества в российских негосударственных некоммерческих организациях сопоставим с аналогичным показателем в странах Восточной Европы, однако он значительно ниже, чем в странах Западной Европы (рис. 6).

Рисунок 6. Трудовые ресурсы некоммерческого сектора (в 2008 году, данные по России — 2009 год)

Таким образом, уровень развития добровольческой деятельности в российских НКО сопоставим с показателями других стран мира. В странах Восточной Европы он в среднем не ниже, чем в России. В целом добровольческая активность как повседневная социальная практика россиян достаточно высока. По данным всероссийского опроса населения, почти треть граждан России за последние 2-3 года несколько раз добровольно и безвозмездно трудились на благо других людей (не членов своей семьи или близких родственников), 9% россиян делали это постоянно и 7% — лишь однажды. Кроме того, необходимо отметить, что почти половина наших сограждан предпочитает проявлять свою добровольческую активность в одиночку, а не в рамках деятельности в НКО.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *